Зачем в Украине хотят создать Государственное санкционное бюро

Власть намерена создать за деньги бюджета очередной бесполезный бюрократический орган

Поскольку власть решила все социальные проблемы, начала ударными темпами реализовывать свой гениальный антикризисный план в экономике и заставила пандемию отступать под натиском крепчающей системы здравоохранения, отечественные парламентарии решили всерьез заняться вопросом совершенствования политики санкций.

Зачем Украине «смотрящие» за исполнением санкционного режима, целая «Стратегия санкционной политики» и профильное Госбюро, которое будет следить за теми, работает со страной-агрессором, – разбираются Vesti.ua.

Коварный и хитрый «агрессивный агрессор»

В Верховной Раде 2 декабря прошли совместные комитетские слушания на тему «Применение, реализация и мониторинг специальных экономических и других ограничительных мер (санкций)». К обсуждению были привлечены умы сразу трех парламентских комитетов: внешней политики и межпарламентского сотрудничества, национальной безопасности, обороны и разведки, интеграции Украины с Европейским Союзом.

На сайте Рады этому мероприятию посвящено расширенное информационное сообщение, из которого можно узнать, что же там конкретно обсуждали представители сразу трех парламентских комитетов.

«Председатель Комитета по вопросам внешней политики и межпарламентского сотрудничества Александр Мережко, открывая слушания, отметил, что в условиях продолжающейся многолетней агрессии Российской Федерации против Украины тема применения санкций с каждым днем приобретает все большую актуальность», – указано в сообщении.

Глава комитета по вопросам евроинтеграции Иванна Климпуш-Цинцадзе сказала, что «украинские санкции в отношении Российской Федерации во многом слабее, чем санкции наших партнеров». Если это является для автора цитаты неким открытием, то в очередной раз можно убедиться в «уровне» профессионального качества кадров, которые отвечают за процесс законотворчества в Украине.

Действие, например, санкций США охватывает часть глобальной экономики, в которой обеспечением оборота в виде платежного средства выступает доллар. Это придает американским санкциям угрожающего эффекта экстерриториальности. Украинские санкции ограничены в эффективности ареалом использования гривны, то есть только внутри маленькой экономической модели Украины.

«Мы должны осознавать, что Российская Федерация научилась жить в условиях санкций, которые для нее сначала были болезненными. Сейчас они эти санкции обходят и продавая, и завозя отдельную продукцию с помощью своих сателлитов», – заявила член фракции «Европейская солидарность». Климпуш-Цинцадзе высказалась за ужесточение санкций против РФ и установление жесткого контроля их соблюдения, а также предложила расширить спектр реагирования на нарушение Россией прав человека.

Из цитат и пересказа тезисов соратницы экс-президента Петра Порошенко в сообщении пресс-службы Рады, выплывает, что Климпуш-Цинцадзе ратует за расширение реагирования Украины на некие нарушения прав человека Россией не только на временно неподконтрольных территориях и в Крыму, но и на всей территории РФ.

Кроме того, что это может предоставить Министерству иностранных дел дополнительные инструменты для заявления дежурно-трагических нот протеста и прочих форм дипломатического реагирования, данное предложение лишено практического смысла.

Беспризорные санкции

После бравады главы комитета по евроинтеграции внезапно прозвучали невольные нотки «зради». Оказалось, что спустя шесть лет с момента введения Украиной первых санкций в отношении РФ, процесс их дальнейшего ужесточения и расширения никто не контролировал и не осуществлял мониторинг.

«Председатель подкомитета Комитета по вопросам внешней политики и межпарламентского сотрудничества Елизавета Ясько, одна из инициаторов проведения этих слушаний, напомнила, что в 2014 году был принят закон о санкциях. Однако со временем выяснилось, что в этом законе много пробелов, в частности, отсутствует ответственность за нарушение санкций и отсутствует информация о том, кто проводит мониторинг, какой именно орган», – отмечается в сообщении пресс-службы.

Де-факто Ясько заявила, что украинская санкционная политика существует в формате «вечером – в куплете, утром – в газете». А что дальше происходит по итогам принятия неких решений, или после очередной бравады Порошенко и подписания какого-то документа на публике – никто не контролировал и не мониторил.

И дело не только в том, что все это время не было ответственного органа, который следил бы за соблюдением санкционного режима и наказывал его нарушителей из числа украинских компаний. Комичность ситуации в том, что без регулярного отслеживания действий санкций, изучения их реального влияния на определенные сферы экономического или другого взаимодействия Украины и России (что и является целью введения ограничений), в принципе непонятно, что официальный Киев называет санкционной политикой в отношении РФ.

Вопрос даже не в том, с какой долей эффективности работают определенные ограничительные меры, а работают ли они вообще. То есть все сводится к классическому вопросу: а был ли мальчик?

Действительно, даже часть действующих ограничительных мер, которые Украина ввела в отношении России, не регламентированы вышеупомянутым законом о санкциях. Например, действующие украинские торговые санкции, в частности, введенное эмбарго на импорт определенных товаров из РФ, а также повышенные таможенные пошлины до уровня связанных ставок Всемирной торговой организации, вводились правительством на основании закона «О внешнеэкономической деятельности», а не санкционного закона. То есть у Украины даже нет стандартизированного процедурного механизма введения санкций.

В связи с этим, госпожа Ясько отметила, что уже есть готовый законопроект, который улучшит работу отечественных санкционных механизмов и поможет гармонизировать их функционирование и принятие с международными санкциями. Депутат от фракции «Слуга народа» заявила: «Необходимо разрабатывать новую систему координации, создавать новый координационный орган, устанавливать ответственность за нарушения, восстанавливать мониторинг, установить механизм присоединения к санкциям».

То есть власть намерена создавать некий карательно-надзорный орган, который будет отслеживать подсанкционные связи украинских хозяйствующих субъектов с агрессором, и привлекать их за это к ответственности.

Нужно больше разнообразных бюро

На комитетских слушаниях от исполнительной власти присутствовал заместитель министра развития экономики, торговли и сельского хозяйства Александр Романишин.

В своем выступлении он отметил: «Минэкономики подготовило законопроект о внесении изменений в Закон «О санкциях». Этим проектом предусматривается определить Минэкономики уполномоченным органом по формированию и реализации государственной политики в сфере применения персональных, секторальных, специальных экономических и других ограничительных мер. Сейчас работа над этим проектом продолжается, поскольку позиции участников рабочей группы разделились».

То есть инициатива предусматривает наделение Минэкономики статусом «большого санкционного брата», который будет отвечать за весь спектр санкционной политики. Безусловно, после завершения процесса «большой приватизации» Минэкономики больше нечем будет заниматься, кроме как регулировать официальный санкционный режим. Впрочем, такому объему полномочий и ответственности, судя по всему, в ведомстве рады далеко не все.

Второй представитель Кабмина, в лице специального представителя Министерства иностранных дел по вопросам санкционной политики Алексея Макеева, высказался о необходимости выработать единый алгоритм действий для ведения последовательной и понятной санкционной политики.

«Необходимо четко понимать: последовательность действий органов власти для номинации, проверки и внесения в санкционные списки физических и юридических лиц; как обжаловать решения; как осуществлять мониторинг эффективности наложенных санкций; кто отслеживает соблюдение санкций; кто занимается сопровождением обжалования санкций со стороны юридических и физических лиц», – указал он.

В целом, с поправкой на предмет самих комитетских слушаний, эти предложения выглядят весьма рационально. Впрочем, описывая некую рамку формирования новых контролирующих, надзорных и карательных функций в системе госаппарата, неизбежно возникает необходимость институционального обличения этих полномочий. Господин Макеев, например, предложил решить этот вопрос путем создания нового Государственного санкционного бюро, которое может быть или отдельным органом, или входить в состав существующего органа власти, например, аппарата СНБО или секретариата Кабмина.

Триумф штатного бюрократизма

По результатам вышеописанных комитетских слушаний Кабмину были и направлены рекомендации по разработке очередной стратегии, на сей раз «Стратегии санкционной политики». Кроме того, парламентарии направили замечания к новой редакции закона «О санкциях», а также передали отдельные рекомендации органам исполнительной власти по вопросам повышения эффективности введенных санкций.

Что же действительно родилось на примере этой красочной зарисовки об уровне, качестве и смысловом наполнении понятия «работы нардепов в комитетах ВР»? Парламентарии хотят создать новый бюрократический аппарат с некими функциями, штатом и, естественно, финансированием. Все это необходимо для ведения санкционной политики, которая:

  1. непонятно как существует де-факто;
  2. как она в принципе функционирует и каковы ее результаты;
  3. нужна ли она вообще.

Безусловно, урегулирование на законодательном уровне проблемы формирования унифицированного механизма принятия, мониторинга и оценки действия санкций – нужный и важный вопрос. Однако делать это некой прерогативой государственной политики на данном этапе и в сложившихся социально-экономических, политических и прочих обстоятельствах, мягко говоря, недальновидно.

Не говоря уже о том, что в отечественных реалиях условное Государственное санкционное бюро будет, скорее, использоваться властью для политического преследования оппозиционного бизнеса. Или же оно будет использоваться внешними игроками для «дисциплинирования» нелояльных к западным партнерам представителей национального капитала.

Если эта инициатива и дойдет до некой практической стадии реализации, то, скорее всего, она оформится в виде очередного бесполезного бюрократического органа, который потребляет бюджетное финансирование непропорционально значимости своих функций и эффективности проделанной работы.

В тему: «Велике крадівництво»: в чьих карманах осядут бюджетные миллиарды?

PR чиновников оплачивает народ. Миллионы из казны уходят на рекламу власти

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, Facebook, CONT, ВК и ЯндексДзен — Только досье, биографии и компромат на украинских чиновников, бизнесменов, политиков из рубрики СКЛЕП!

Зачем в Украине хотят создать Государственное санкционное бюро обновлено: 9 декабря, 2020 автором: Redactor

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий