«Вовремя предать…» Кому из людей Порошенко удалось сохраниться при Зе

Фото УНИАН

«Вести» вспомнили, как за пару месяцев рассыпалась система управления Петра Порошенко
31 марта исполнится два года со времени проведения первого тура президентских выборов. Владимир Зеленский набрал тогда 30,24% голосов — памятные 73,22%, что стало настоящей «электоральной революцией», были уже во тором туре, 21 апреля. Одним из главных процессов, происходивших в тот момент, была «переоценка ценностей» у предыдущей элиты.

«Вести» вспоминают, как в течение трех месяцев пал колосс на глиняных ногах, коим на поверку оказался Блок Петра Порошенко. И кто первыми вспомнили присказку: вовремя предать — это не предать, а предвидеть.

Великолепная пятерка

«Обрушение» партии власти напоминало падение костяшек домино. В начале марта посыпалась дисциплина на местах — в тех райсоветах, где у БПП было историческое преимущество: 5 марта из фракции вышли пять депутатов Дрогобычского райсовета, среди них — бывший глава РГА Владимир Шутко. Они открыли «сезон трансфертов»: следом в городках поменьше начался великий исход из партии власти.

«Почти каждый день получаю информацию из БПП. Там паника. И в АП — те, кто еще хоть на децл (на чуть-чуть — жарг.) в адеквате, ищут пристанище в «Батькивщине», у Гриценко, еще к кому-то прибиваются», — писала тогда в «Фейсбуке» известный активист, нынче нардеп от «Слуги народа» Елизавета Богуцкая.

После первого тура, в котором Петр Порошенко показал результат вполовину меньше от цифры Зеленского, процесс пошел живее. В апреле был отстранен от выполнения обязанностей тогдашний глава Одесской ОГА Максим Степанов. Нынешний руководитель Минздрава тогда обвинил главу государства в превышении служебных полномочий, за что удостоился от Петра Порошенко прозвищ «варяг» и «кадровая ошибка». Уволен губернатор Полтавской обл. Валерий Головко — к нему возникли вопросы коррупционного характера. А сразу после второго тура хлопнул дверью опытнейший политик, тогда губернатор Закарпатья Геннадий Москаль.

Еще 15 апреля в Радио «Свобода» он называет Зеленского «уравнением, где есть только одни неизвестные» и утверждает, что «если из всех кандидатов выберут нынешнего (президента. — Авт.), будет профессиональный президент», а уже 23 апреля пишет заявление на отпуск и увольнение (из партии, правда, Москаль вышел аж в июне).

«С новой командой и Зеленским я работать не хотел. А очевидно стало, что они будут. Получается, 22 апреля на католическую Пасху мы всегда делаем выходной, а на следующий день я написал заявления, оставил в приемной, собрал вещи — и сразу уехал, — рассказал сам Москаль «Вестям». — У меня хороший нюх: я понимал еще тогда, что Порошенко не выигрывает, а с новой командой ничего путнего не получится. Чтоб кого-то вырастить в госуправлении, надо пройти школу, а тут пришли конферансье и фотографы, так и живем!»

Вагон, который остановился

Парламентская фракция, в которой на тот момент было более 130 депутатов, посыпалась чуть позже — в мае. 22-го числа ее покинули Светлана Залищук, Сергей Лещенко, Мустафа Найем — все трое считались «грантовым» крылом, находясь в БПП лишь номинально, поскольку заявления о выходе троица подавала еще в феврале. В этот момент, кстати, Сергей Лещенко уже был в команде Владимира Зеленского. В тот же день вышел депутат-фермер Аркадий Корнацкий. Этот мажоритарщик из Николаевской области, между тем, уже давно действовал вразрез с «линией партии»: примерно за полгода до выхода из БПП «Вести» изучали аналитические докладные партии власти, в которых упоминалось, что тот «использует свой информресурс «Николаевская правда» для публикации материалов с открытой критикой власти и президента».

28 мая ряды БПП покинул Сергей Каплин, который и так давно уже считался депутатом от «партии власти» лишь номинально. Днем позже вышел Александр Грановский — ему приписывали контроль над судебной системой, а 30 мая решился и Игорь Кононенко, ближайший соратник президента Порошенко, армейский сослуживец, который пользовался связями для выстраивания своей бизнес-империи. К тому времени Кононенко уже активно давал показания в НАБУ на предмет аутентичности пленок, обнародованных журналистами в рамках антикоррупционных расследований — сегодня же он и вовсе в розыске.

6 июня фракцию покинул нардеп Олег Недава, именно ему в ходе парламентских стычек в 2017-м супруга тогдашнего генпрокурора Ирина Луценко кричала на весь сессионный зал: «Недава! Выноси козла!», подразумевая коллегу от «Свободы», Юрия Левченко. 18 июня ушел Дмитрий Лубинец.

«БПП был большим вагоном с президентом в роли машиниста. Как только он двинулся, люди стали заходить в него на сидячие, стоячие места, а кто-то вешался на окна, крышу. Было немало и «попутчиков», которые выходили на разных остановках. И как только этот вагон остановился, все, разумеется, стали с него сходить, — иносказательно поясняет «Вестям» экс-депутат Сергей Каплин. — Такое происходит постоянно с партией власти — некоторые, кто был дезинформирован, бросились к новой власти, и их не приняли. Пересесть в другой поезд оказалось непросто. Кто-то пошел в другие места. Я же всегда занимал отдельную позицию».

Кто сохранил влияние

Кое-кто, впрочем, в «новый поезд» запрыгнул. Сергей Лещенко и Мустафа Найем, «грантовые» депутаты от БПП, сегодня занимают должности в крупных госкомпаниях. Экс-нардеп от БПП Алексей Мушак на первых порах стал советником экс-премьер-министра Алексея Гончарука по аграрной тематике (впрочем, должность эту он покинул с отставкой патрона). На местах еще долго сохранялись соратники Порошенко — в Одессе замглавы ОГА, к примеру, до мая 2020-го был Виталий Свичинский, депутат облсовета от БПП. Интереснее всего получился кадровый «кульбит» у главы Администрации президента Порошенко (до мая 2019-го) Игоря Райнина: с 27 ноября 2019 года он возглавляет Харьковскую облорганизацию партии ОПЗЖ, т. е. абсолютных идеологических противников БПП.

В нынешнем парламенте сохранилось немало представителей БПП, не входящих во фракцию «Европейская солидарность», но бывших весьма близкими к Петру Порошенко. В группу «Доверие» входят закарпатец Роберт Горват, Владимир Арешонков, Николай Кучер, Андрей Кит, Николай Люшняк, а Максим Ефимов, бывший депутат от БПП, и вовсе является владельцем КВЦ «Парковый», где «слуги» обустроили свой партийный офис.

Интересно комплектовалась и группа «За майбутнє», которую считали проектом, близким к Игорю Коломойскому (впрочем, сегодня она голосует в унисон с СН). Тут также полно «ренегатов» из БПП: свое прибежище тут нашел «железнодорожный олигарх» времен Порошенко, Ярослав Дубневич. Он вместе с родным братом, Богданом, в VIII созыве попал в ряд громких скандалов с госзакупками у их компаний комплектующих для «Укрзализныци». Членом этой группы стал и Дмитрий Лубинец, прошедший в нынешний парламент по округу №60. Он не просто был членом партии «Блок Петра Порошенко», а покинул ее одним из последних, в момент «ребрендинга» в «Евросолидарность», уже в июне 2019 года.

Кстати, Лубинец и сам обвинялся военными в причастности к контрабанде с неподконтрольных территорий в 2016-м — вместе с нынешним депутатом от ОПЗЖ Ильей Кивой, который в тот момент служил замначальника МВД Донецкой обл.

Сюда же «мигрировал» и бывший депутат от БПП Сергей Рудык, который оба раза избирался по округу №198 в Черкассах. «Сам он никогда не был полноценно членом команды БПП, Рудыка и еще других депутатов — «свободовца» Юрия Бублика, бывшего «радикала» Артема Витко, Сегрея Мищенко, Женю Рыбчинского — в 2016-м стали агитировать за переход в БПП или «Народный фронт» — надо было «зацементировать» коалицию на двоих, — пояснил «Вестям» бывший член фракции БПП на условиях анонимности. — А в качестве бонуса им полагались крупные суммы — объем не знаю, правда».

Примечательно, что в «За майбутнє» стремятся местные элиты мелкого и среднего калибра, которые входили в БПП в предыдущем политическом цикле — там оказался в итоге брат бывшего нардепа от БПП Анатолия Урбанского, Александр, избравшийся по «семейному» округу Урбанских №143 в Одесской области. А также Петр Юрчишин — экс-нардеп от БПП (избирался по Винницкой обл., округ №13), которого называли близким к Коломойскому.

Почему распалась партия Порошенко

По словам политтехнолога Олега Постернака, в новейшей истории Украины было всего три примера относительно успешного формирования партий власти. «Наша Украина» — проект, созданный Романом Бессмертным, был первой партией, в которой платили зарплаты, вели мощную парт­работу, формировали исполкомы на местах, разветвленный центральный аппарат. «Ее опыт пока никому не удалось повторить: в тех регионах, где Ющенко не рассчитывал на поддержку, НУ получала на местных выборах 3–4% и входила в местное самоуправление», — говорит Постернак.

Второй пример — Партия регионов, она опиралась на три кита: олигархическое финансирование, грамотную пиар-стратегию (пользовались услугами в т. ч. американского консультанта Пола Манафорта) и правильно сформированные местные команды.

«И третий пример — БПП — был изначально рыхлым проектом, «накрошенным» из случайных конъюнктурщиков, для которых целью был приход к власти на местах после децентрализации. А Порошенко был первым, кто начал распродавать свои парторганизации налево и направо, — сказал Постернак. — Этим и был предопределен исход из БПП в момент поражения Порошенко на президентских выборах: он и сам понимал, что его партпроект несерьезен. Еще и своим именем его назвал… В итоге партию пришлось ребрендировать в «Евросолидарность».

В тему: Как Петр Порошенко хочет стать премьером и вернуть себе власть. План реванша

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, Facebook, CONT, VK и ЯндексДзен — Только досье, биографии и компромат на украинских чиновников, бизнесменов, политиков из рубрики СКЛЕП!

«Вовремя предать…» Кому из людей Порошенко удалось сохраниться при Зе обновлено: 25 марта, 2021 автором: Redactor

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий