Вместо борьбы – торги: как в Офисе Зеленского придумали «обилетить» олигархов

Вместо борьбы – торги: как в Офисе Зеленского придумали "обилетить" олигархов

Что на самом деле скрывается за фасадом антиолигархического законопроекта

2 июня президент Владимир Зеленский внес на рассмотрение Рады законопроект о деолигархизации, что вызвало крайне неоднозначную реакцию не только в соцсетях (в том числе — при помощи едких «фотожаб»), но и в экспертных кругах. О том, почему разрекламированный Банковой законопроект о борьбе с олигархами на выходе может оказаться «пустышкой», не изменив ничего в украинской экономике и благосостоянии граждан, но при этом помочь «подняться» некоторым «топам» из Офиса президента, читайте в материале «Апострофа».

«Пугало» для денежных мешков

Начиная со времен президентства Виктора Ющенко, каждый из украинских глав государства много говорил о необходимости борьбы с пагубным влиянием главных «денежных мешков» на Украину, однако вся борьба с ними заканчивалась на этапе разговоров. Нынешняя власть в лице Владимира Зеленского решила поддержать традицию, слегка припугнув олигархов законодательным творчеством.

После длительного разогрева (в том числе — и «вброса» в СМИ «сырого» проекта закона), 3 июня на сайте Верховной Рады появился текст президентского законопроекта, зарегистрированный днем ранее. Документ определили его как неотложный, его вскоре должен рассмотреть парламентский комитет по нацбезопасности, обороне и разведке.

Основой законопроекта являются четыре критерия, по которым будут определять олигархов. Для того, чтобы получить статус олигарха, тому или иному лицу нужно соответствовать трем из них:

— имеет активы на 1 млн прожиточных минимумов (2,270 млрд гривен или $83,3 млн);

— имеет значительное влияние на СМИ: является бенефициаром или иным образом контролирует средства массовой информации, либо был таковым на момент вступления закона в силу, но потом передал эти СМИ «связанному лицу с неидеальной деловой репутацией»;

— принимает участие в политической жизни: работает чиновником или возглавляет орган исполнительной власти, связан с таким лицом, либо руководит политической партией, либо финансирует партию, агитацию или проведение митингов;

— является бенефициаром или контролером естественной монополии или монопольной на рынке компании.

Официально признанные олигархи будут включены в специальный «Реестр лиц, имеющих значительный экономический и политический вес в общественной жизни (олигархов)» по представлению Кабмина, Нацбанка или Антимонопольного комитета, решение по которым будет принимать СНБО.

Последствия внесения в этот реестр предвидят запрет на осуществление прямых взносов в поддержку политических партий. Также запрещается быть бенефициаром или контролером СМИ, которое распространяет информацию политического характера. Кроме того, олигархам хотят запретить покупать объекты большой приватизации и обязать их подавать декларации согласно закону «О предотвращении коррупции».

Министр юстиции Денис Малюська считает, что в проекте есть несколько технических ошибок, которые спокойно можно исправить ко второму чтению, а в целом это качественный документ, соответствующий цели.

«Ключевая история в нем — это реестр, хотя все фокусируются на другом. Были опции радикальнее и интереснее, но вероятность их успешной реализации близка к нулю», – отметил Малюська.

Пиарная борьба с размытыми определениями

С этими слова главы Минюста не согласны эксперты, которые указывают на нечеткость и размытость формулировок, примененных в проекте. Так, юрист ЮФ «Анструм» Николай Алексюк указывает на нечеткое определение понятия «электронного СМИ» и термина «конечный бенефициарный собственник», который применяется в разных значениях. Но это еще не самые слабые места законопроекта.

«Непонятно, как проверить критерий о статусе монополиста, – каждый раз назначать проверку АМКУ? Еще один критерий – подтвержденная стоимость активов олигарха – определяется непонятно кем. По признаку участия в политической жизни и финансирования партий тоже нет ясности — о каком объеме участия идет речь, кто дает оценку политической природе требований, о которых говорится в соответствующем пункте проекта? В декларации о контактах чиновников с олигархами или их представителями, опять-таки, непонятно, как определять последних», — говорит Алексюк.

Еще более критично относится к проекту редактор издания «Наші гроші» Юрий Николов. Он считает, что к деолигархизации документ вообще никакого отношения не имеет.

«По каждому из четырех критериев олигархов формулировки легко могут быть разбиты в судах или могут быть предметами дискуссии: например, что такое «влияние на политику» или «значительное влияние на СМИ». Вот 9% Медведчука в «1+1» — это значительное влияние, или нет, или 23% Левочкина в «Интере»?», — говорит Николов.

Он отмечает, что похожая ситуация наблюдается и с другим олигархическим критерием, бенефициарным владением разными структурами. Например, Дмитрий Фирташ не значится бенефициаром облгазов и их материнской компании «Региональная Газовая Компания». Ни в одном реестре такой информации нет, в то время как облгазы — природная монополия, которая подпадает под один из критериев законопроекта. Да и с монополией на товарном рынке история не лучше.

«В проекте говорится о «монополии на товарном рынке на момент вступления закона в силу». Но АМКУ определяет монополии на конкретный период. Например, Фирташа признали монополистом на рынке удобрений в 2016-2018 годах, а решение об этом появилось аж в 2020 году. То есть, на момент, когда (и если) проект примут, АМКУ никого не признает монополистом», — говорит Николов.

Экономический эксперт Егор Киян из Международного центра перспективных исследований обращает внимание на то, что кроме критериев, которые перечислены в проекте, в нем не хватает формулы расчетов: откуда, собственно, взялись некоторые из них. То есть, как их вычислять?

«Возможно, после принятия проекта медиа начнут меньше транслировать политически заангажированные вещи. Это единственный позитив, который я могу увидеть в этом законе», — говорит Киян.

«Вегетарианцы» против олигархов

По его мнению, весь проект носит исключительно «фасадный» характер и будет иметь взаимовыгодный характер для олигархов, политической элиты и для внешних стейкхолдеров, которым Украина покажет якобы снижение градуса олигархизации в экономике. Но в глобальном плане, считает эксперт, ничего не изменится. Процесс справедливого перераспределения национального богатства таким документом не наладить, потому что в нем отсутствуют инструменты борьбы с олигархами. Вместо этого есть цели, которые в идеале должны были выполняться другими институтами, а не СНБО.

«Если б у нас работали государственные институты – судебная власть, которая принимала бы объективные решения; Кабмин, который принимал бы взвешенные решения не для выигрыша определенной финансово-промышленной группы (ФПГ), а в пользу государства; АМКУ, который бы отслеживал, где какие монополии создаются и вовремя не давал бы этому произойти, то у нас бы не было олигархов», — добавляет эксперт, отмечая, что под категорию олигархов могут попасть как всем известные люди (6 или 8 основных), так и гораздо менее богатые и известные украинцы.

«От того, что установят какие-то критерии — монополии не исчезнут и украинцы больше зарабатывать не начнут. Да и «правильные» люди наживаться на этих потоках финансовых не перестанут», — подытоживает Киян.

Политолог Игорь Петренко отмечает, что антиолигархический законопроект вышел довольно «вегетарианским», но нужно подождать и обратить внимание на изменения, которые он претерпит после прохождения через профильный комитет и первое чтение с правками.

«Похоже на то, что проект направлен, в том числе, против Петра Порошенко и Виктора Медведчука. В то же время, под прописанные критерии СНБО сможет подогнать всех, кого будет нужно Банковой. Вместе с тем, запрет на участие в приватизации —такая себе угроза, нарушение декларации о контактах предусматривает «политическую или дисциплинарную ответственность», но о порядке и форме привлечения к такой ответственности ничего не говорится», — говорит «Апострофу» эксперт.

Его поддерживает Николов, отмечая, что истинная цель документа – направить олигархов на Банковую, чтобы они «правильными аргументами» доказывали, что олигархами не являются. Или же, как минимум, чтобы получение статуса не имело для них реальных последствий.

Кто может стать в очередь к руководству Офиса президента? В принципе, кроме упомянутых выше Медведчука и Порошенко, ослабление которых можно назвать идеей-фикс Зеленского, и Коломойский, и Ахметов, и Пинчук, и другие крупные бенефициары ФПГ вполне могут согласиться на «торги». Если не за свой будущий статус (к примеру, если в списке не будет Ахметова, то от всей этой истории будет уж больно попахивать профанацией), то за отсутствие реальных проблем для своих бизнес-империй. Учитывая наличие в окружении Зеленского целого ряда персонажей, всегда готовых пойти навстречу крупнейшим бизнесменам страны, можно не сомневаться, что кто-то из топ-руководителей Офиса президента сможет неплохо «подняться» за спиной президента.

Денис Захаров

В тему: Деолигархизация наоборот: как Харьков хотят превратить в «заповедник» олигархов

Страна не для «воров». Как Зеленский ведет борьбу с криминалом и насколько это законно?

Темники возвращаются? Как власть будет расставлять смотрящих в СМИ

Новые налоги на жилье и авто. Что спрятали в «антиахметовский» законопроект

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, Facebook, CONT, VK и ЯндексДзен — Только досье, биографии и компромат на украинских чиновников, бизнесменов, политиков из рубрики СКЛЕП!

Вместо борьбы – торги: как в Офисе Зеленского придумали «обилетить» олигархов обновлено: 9 июня, 2021 автором: Redactor

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий