От поглощения до открытой войны. Как изменялось влияние России на украинскую промышленность от 90-х до настоящего времени

От поглощения до открытой войны. Как изменялось влияние России на украинскую промышленность от 90-х до настоящего времени

Влияние России: В течение 20 лет российские олигархи пытались усилить и сохранить свое влияние в Украине. Что им удалось, а что нет? (на фото Алексей Мордашов, Роман Абрамович, Олег Дерипаска и Алишер Усманов) (Фото:Коллаж НВ)

На рубеже 1990−2000-х российская промышленность выглядела неплохим партнером для украинской экономики: западные топ-менеджеры, IPO, модернизация. Поэтому влияние россиян в ГМК и машиностроении постепенно увеличивалось к 2014 году. НВ интересуется: К чему это привело?

Российское влияние на украинскую промышленность росло с конца 1990-х и до Революции Достоинства, которая произошла зимой 2013−2014 гг. Оно имело разные формы — от прочной привязки сбыта украинской продукции к рынку РФ до идей создания евразийских промышленных холдингов. Российский бизнес первым среди стран СНГ начал большие трансформации в корпоративном управлении, проводил IPO на международных фондовых биржах, инвестировал сотни миллионов долларов в современное оборудование. Поэтому большой украинский бизнес и политическая власть на протяжении 20 лет надеялись, что Россия является партнером, а не конкурентом и врагом. Но на практике оказалось, что почти всюду, где россияне получали ключевую роль, заводы и фабрики, как минимум, не развивались. А как максимум — закрывались в интересах российских конкурентов и отправлялись на металлолом.

Пожалуй, наиболее дерзким примером такого влияния является ликвидация Запорожского производственного алюминиевого комбината (ЗАлК).

«Единственный в Украине производитель первичного алюминия с 2006 года целенаправленно уничтожался в интересах российских производителей металла», — сообщила в августе 2017 года Служба безопасности Украины (СБУ).

Российские бизнесмены выкупили предприятие, но вместо модернизации остановили основное производство в 2009 году. После нескольких лет судов с Украиной, в 2015 году его фактически порезали на металлолом. А сырьевые активы, которые были в собственности ЗАлКа, перевели на другое юрлицо, которое до сих пор подконтрольно российскому производителю алюминия — РусАл.

NV Бизнес исследовал как российские олигархи Алексей Мордашов, Алишер Усманов, Олег Дерипаска, Роман Абрамович и прочие пытались покорить украинскую промышленность. И благодаря чему Ринат Ахметов, Виктор Пинчук, Сергей Тигипко и другие украинские бизнесмены сохранили независимость собственного бизнеса от российского капитала.

Промышленность как привлекательный сектор экономики. Влияние России

Первая половина 90-х годов ХХ века и в Украине, и в РФ ушла на преодоление последствий ликвидации единого экономического пространства СССР. Тогда почти вся промышленность была государственной, но через приватизацию постепенно переходила в частные руки. Россияне на несколько лет раньше украинцев узнали слова ваучер, акция и инвестиционная компания. Но на старте разгосударствления в Украине российский бизнес был не готов к масштабной экспансии на наш рынок. Он переваривал приватизацию локальных активов и последствия бандитских разборок за контроль над гигантами советской индустрии, которых в РФ было гораздо больше.

Однако украинская промышленность все же была лакомым куском для всех. В 2001 году (наиболее давние данные, которые доступны на сайте Укрстата) валовой внутренний продукт страны превысил 180 млрд грн. Доля ГМК и машиностроения (без учета смежных отраслей) превысила 10%. Тогда же эти сектора экономики экспортировали продукции на $8,4 млрд или почти 42% всего украинского экспорта товаров и услуг. На тот момент сельское хозяйство и перерабатывающая промышленность находились в упадке, поэтому не привлекали ни иностранных, ни крупных украинских инвесторов.

От поглощения до открытой войны. Как изменялось влияние России на украинскую промышленность от 90-х до настоящего времени

Машина непрерывного литья заготовок АМКР (Фото: АМКР)

Большинство украинских предприятий тяжелой промышленности на рубеже 90-х и 2000-х получили новых собственников либо из числа, так называемых, «красных директоров», либо молодых украинских бизнесменов, не очень переборчивых в методах достижения целей, но разбиравшихся в рыночной экономике. Однако были исключения. Несколько собственников российских паспортов начали формировать собственные бизнес-империи в Украине. Это были предприниматели, практически неизвестные в РФ. Наиболее показательными примерами в промышленности в те годы стали Вадим Новинский, Виктор Нусенкис и Константин Григоришин, попавшие под влияние России.

Двух первых объединяло не только гражданство, но и близость к Русской православной церкви. Но были и отличия. Нусенкис родился в Донецке, поэтому после развала СССР получил украинское гражданство. Только в 1999 году, по данным СМИ, он стал гражданином РФ и вместе с семьей переехал в Подмосковье. А вот Новинский, наоборот, наиболее горячую фазу украинской приватизации прошел с российским паспортом и только в 2012 году получил украинский.

Биография Григоришина отличалась. У него были украинские корни, но он получил паспорт гражданина Украины только в 2016 году. В сферу его интересов входили машиностроение и энергетика, о которой NV Бизнес расскажет отдельно.

В 2000-х, когда российский бизнес окреп и расправил крылья, он начал не только масштабную модернизацию собственных активов, но и географическую экспансию. Естественно, что среди «хотелок» россиян появились заводы и комбинаты соседней Украины.

Влияние России. Громкие заявления или взятие «на понт»

Одним из первых крупных российских игроков, искавших счастья в Украине, стала Северсталь Алексея Мордашова — во время приватизации Криворожстали в июне 2004 года. Тогда россияне проиграли Инвестиционно-металлургическому союзу Рината Ахметова и Виктора Пинчука. Северсталь предложила $1,2 млрд, что было на $400 млн больше, чем у украинских бизнесменов, однако Фонд государственного имущества Украины таким образом выписал условия конкурса, что у других претендентов практически не было шансов. «До сегодня нигде у нас не возникало тех проблем, которые мы испытали в Украине», — отметил Мордашов после завершения приватизационного конкурса.

Уже в 2005 году он готовился к повторной приватизации актива, который после Оранжевой Революции был возвращен государству: «Мы готовы рассматривать любые предложения о развитии бизнеса в Украине, но они должны быть окупаемыми. Чрезмерную сумму платить ни за что мы, конечно, не хотим». В итоге, ни одна из российских компаний даже не появилась на конкурсе, который выиграла Mittal Steel Лакшми Миттала. В 2006 году Мордашов нашел в Украине объект для поглощения. Его Северсталь-Метиз примерно за $50 млн выкупила у Сергея Тигипко 60% акций крупнейшего украинского производителя металлических изделий — Днепрометиз.

В начале 2005 года появилась, пожалуй, самая масштабная идея промышленного проекта на постсоветском пространстве. Российские олигархи Алишер Усманов и Василий Анисимов предложили создать Евразийскую горно-металлургическую компанию. Она должна была объединить 5 крупнейших железорудных ГОКов России, Украины и Казахстана. В октябре того же года в Киев даже приехал Дмитрий Тарасов, исполнительный директор Металлоинвеста (именно этой компанией владели Усманов и Анисимов). «Чем больше ГОКов войдут [в Евразийскую горно-металлургическую компанию], тем лучше будет непосредственно для производителей и самих стран», — убеждал Тарасов участников выставки Метал-Форум Украина 2005. Украинский бизнес не поддержал этот эксперимент, по итогам которого могла появиться четвертая в мире по размерам железорудная компания.

Еще одно мегаобъединение могло появиться в 2007 году. Тогда стало известно о возможном слиянии российской Трубной металлургической компании Дмитрия Пумпянского и украинского Интерпайпа Виктора Пинчука. Но и в этот раз россияне остались ни с чем. Они были готовы заплатить $1−2 млрд. Сам Пинчук тогда оценивал свою компанию в $6 млрд. С украинской стороны хотели равноправного партнерства, но россияне стремились к поглощению. В июле 2007 года представитель ТМК заявил:

«Если цена окажется очень высокой, переговоры будут прерваны». Так и случилось — в ноябре того же года о переговорах уже никто не вспоминал.

С определенной натяжкой единственным завершенным российско-украинским мегапроектом стало объединение горно-металлургических активов Вадима Новинского и Рината Ахметова. Оно стартовало в 2007 году (когда Новинский еще был гражданином РФ) и продолжалось до 2014-го (когда он уже получил украинский паспорт).

Игорь Коломойский — один из немногих украинских бизнесменов, который смог выгодно продать свои промышленные активы россиянам до кризиса 2008 года (Фото: Наталья Кравчук/НВ)

Игорь Коломойский — один из немногих украинских бизнесменов, который смог выгодно продать свои промышленные активы россиянам до кризиса 2008 года не смотря на влияние России (Фото: Наталья Кравчук/НВ)

Несмотря на огромное количество переговоров и слухов, до большого кризиса 2008 года российские олигархи смогли купить всего два второстепенных промышленных актива. Но очень дорого.

В 2007 году ЕВРАЗ Романа Абрамовича, Александра Абрамова и Александра Фролова за $2−2,2 млрд стал владельцем нескольких заводов на Днепропетровщине, которые на протяжении долгих лет принадлежали Игорю Коломойскому.

«Уникальный проходимец. Он даже нашего олигарха Абрамовича надул два или три года назад. Как говорят у нас в кругах образованной интеллигенции, „кинул“», — так в 2014 году Владимир Путин говорил о Коломойском и его сделке с ЕВРАЗом.

А в середине 2008 года Мохаммад Захур, британский бизнесмен пакистанского происхождения, продал донецкий завод ММЗ ИСТИЛ (Украина) и несколько меньших активов россиянину Вадиму Варшавскому примерно за $1 млрд. Продавцу повезло. Уже через несколько месяцев в мировой металлургии начался огромный кризис. Промышленные активы обесценились. Практически до оккупации Донецка в 2014 году завод стабильно не работал и несколько раз менял владельцев.

Кризис как толчок к реальным действиям

Реальное появление российского олигархического капитала в украинской промышленности началось после финансово-экономического кризиса 2008−2009 годов. Тогда состоялось несколько крупных сделок, которые подавались «под соусом» спасение украинских предприятий, стонавших под тяжестью западных кредитов.

В январе 2010 года группа российских инвесторов на средства ВЭБ выкупила контрольную долю у корпорации ИСД (Виталий Гайдук и Сергей ТарутаSkeletInfo). Чуть позже они стали владельцами почти 50% акций металлургического комбината Запорожсталь. В то время председателем наблюдательного совета ВЭБа был лично Владимир Путин, который с 2008 по 2012 год временно возглавлял российское правительство (президентом РФ в то время в путинской вертикали работал Дмитрий Медведев).

В том же 2010 году произошло наиболее удачное приобретение россиян в украинском машиностроении. Во время повторной приватизации Лугансктепловоза — крупнейшего производителя тепловозов на всем постсоветском пространстве — его владельцем стал российский Трансмашхолдинг Искандера Махмудова. Россияне получили предприятие практически без конкуренции, чем вызвали гнев чиновников. «Я считаю, что… Украина потеряла минимум 200 миллионов гривен. Я считаю, что это абсолютно непрозрачно и неверно», — заявил в июле 2010 года занимавший должность вице-премьер-министра Сергей Тигипко. Среди самых больших рисков называлось то, что новые владельцы остановят разработку и производство электровозов. Так и произошло в 2014 году — Лугансктепловоз находится на оккупированной территории и не работает.

Влияние России? Они первыми тихонько ушли в лес

После аннексии Крыма и оккупации части Донецкой и Луганской областей, влияние российского бизнеса в украинской промышленности стало уменьшаться. В первую очередь, это было связано с введением санкций против российских политиков и бизнесменов.

Практически все активы Виктора Нусенкиса оказались на оккупированной территории. Единственное исключение — Шахтоуправление Покровское, которое после реализации сложной финансовой схемы стало частью Группы Метинвест Ахметова и Новинского. К тому моменту второй даже стал народным депутатом Украины.

ЕВРАЗ продал все свои активы Александру Ярославскому и опосредованно Метинвесту, не смотря на влияние России. Тот же Ярославский выкупил Харьковский тракторный завод и страховую компанию ИНГО Украина, которые связывали с россиянином Олегом Дерипаской.

Северсталь в 2017 году лишилась Днепрометеза. Спустя некоторое время стало известно, что его с большим дисконтом выкупил предыдущий владелец Сергей Тигипко. Более того, компания Алексея Мордашова даже остановила деятельность своей торговой компании Северсталь Дистрибуция.

Корпорация ИСД, среди акционеров которой были россияне, потеряла все производственные активы и начала процедуру банкротства.

Некоторые остались до сих пор. Таково влияние России.

В отличие от ИСД, те же инвесторы сохранили свою долю в Запорожстали. Однако они почти не играют роли в принятии операционных решений. В Группе Метинвест предпочитают не комментировать свои отношения с этими бизнес-партнерами.

«Запорожсталь — это предприятие, которое нуждается в серьезной инвестиционной программе. А часть его акционеров не готова была инвестировать. Поэтому какие-либо решения государства могут дать возможность для развития комбината», — рассказал в интервью NV Бизнес Юрий Рыженков, СЕО Метинвеста.

По данным источников NV Бизнес на металлургическом рынке, за несколькими оффшорными компаниями фактически скрывается российский ВЭБ. Однако доказать это практически невозможно.

У компании Ахметова/Новинского есть еще один таинственный бизнес-партнер. До 2008 года 50% в акционерном капитале Южного ГОКа контролировала компания Lanebrook (Кипр). Долгие годы она являлась ключевым акционером российского промышленного холдинга ЕВРАЗ. Однако в 2018 году три главных акционера ЕВРАЗа — Абрамович, Абрамов и Фролов разделили бизнес из-за риска введения санкций против первого из них. Lanebrook исчез из акционеров российских и украинских промышленных компаний. Единственным бенефициаром Южного ГОКа сегодня указан Ринат Ахметов. Но в наблюдательном совете комбината до сих пор есть люди, которые длительное время работали на ЕВРАЗ.

Юрий Рыженков, Ринат Ахметов и Вадим Новинский в Мариуполе за 8 дней до российского вторжения (Фото: СКМ via facebook)

Юрий Рыженков, Ринат Ахметов и Вадим Новинский в Мариуполе за 8 дней до российского вторжения (Фото: СКМ via facebook)

Наиболее странная ситуация складывается в титановой промышленности. Влияние России ощущается. Как минимум, два украинских предприятия — Демуринский ГОК и ВСМПО Титан Украина — еще недавно напрямую принадлежали ВСПМО-АВИСМА. Это крупнейший в мире производитель металлического титана, среди акционеров которого есть российская государственная корпорация Ростех. Однако против него и его должностных лиц длительное время не вводились санкции. Считается, что это связано с контрактами между ВСМПО и крупнейшими в мире производителями самолетов — американским Boeing и европейским Airbus. Однако в конце 2022 года обе авиастроительные компании заявили о готовности отказаться от российского титана.

Поэтому крупнейшим промышленным активом, до сих пор остающимся под контролем россиян, скорее всего, является Николаевский глиноземный завод. Это предприятие по переработке африканских бокситов в глинозем, который отправляется на российские алюминиевые заводы. В конце 2017 года швейцарский трейдер Glencore заявил о покупке предприятия у структур Олега Дерипаски. Однако до середины 2022 года россияне называли НГЗ своим активом. Именно этот завод являлся поставщиком глинозема для ЗАлК.

В июле прошлого года имущество и корпоративные права НГЗ арестовали и попытались передать в управление АРМА. Но не смогли, потому что для управления этими активами нужно согласие собственника — гражданина РФ. «В то же время получение разрешения и коммуникация по любым другим вопросам с конечными бенефициарными собственниками могут быть расценены правоохранительными органами Украины как коллаборационизм», — отметили в АРМА в конце 2022 года.

Однако корпоративные права еще одной сырьевой компании Дерипаски — Глуховский карьер кварцитов — были не только арестованы. Осенью ее передали в управление Александру Ярославскому. Кстати, этот карьер когда-то был частью ЗАлК.

Примечательно, что почти все украинские промышленные предприятия, попадавшие под влияние российского бизнеса, почти не развивались, несмотря на финансовые возможности акционеров. Например, Днепровский МЗ и Запорожсталь — единственные в Украине металлургические предприятия, где до сих пор не внедрили передовые металлургические технологии типа непрерывной разливки стали (МНЛЗ). На Южном ГОКе вместо модернизации полностью закрыли аглофабрику.

А вот украинские предприятия и холдинги, которые смогли сохранить независимость от крупного российского бизнеса, развивались и внедряли современные технологии. До оккупации части Донеччины и Луганщины Метинвест создал одно из самых эффективных в мире производств сортового проката в Енакиево и Макеевке, а ИСД коренным образом перестроил Алчевский МК. За последние годы компания Ахметова и Новинского инвестировала сотни миллионов долларов в новые цеха на ММК им. Ильича и криворожских ГОКах. У него были грандиозные планы на ближайшие годы. В частности, построить новый цех за $1 млрд.

Интерпайп Виктора Пинчука с нуля построил электросталеплавильный завод вместо устаревшего мартеновского цеха Нижнеднепровского трубопрокатного завода.

Даже корпорация ArcelorMittal, которой пугали всех жителей Кривого Рога, за 16 лет смогла трансформировать Криворожсталь — гиганта советской металлургии. Здесь были построены несколько МНЛЗ, новые эффективные коксовые батареи и полностью отказались от мартеновского способа выплавки стали. Началось строительство новой фабрики окомкования стоимостью $250 млн.

Но то, что не разрушили российские конкуренты украинских промышленных концернов, уничтожили российские войска — Азовсталь, ММК им. Ильича, Авдеевский КХЗ, Запорожский ЖРК и т. д. Именно военная агрессия России не только остановила планы украинских промышленников, но и привела к физическому разрушению и разграблению десятков предприятий, которые были крупными работодателями, мощными экспортерами и опорой украинской экономики на протяжении десятилетий.

Артем Ильин

Проєкт реалізується за підтримки ГО Платформа Публічної Дипломатії та ERIM за фінансування Європейського Союзу (через Томаша Фиалу — Skelet.Info)

По теме: Российские олигархи владели облэнерго в Украине: на кого оформили активы и как работали

Минюст подал иск в ВАКС иск о взыскании активов российского олигарха Дерипаски

Самые лакомые куски российского имущества в Украине

Почему в офисе президента не спешат с конфискацией активов российских олигархов

Омбудсмен публично обвинил АРМА в сокрытии информации о российских и белорусских активах

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, Facebook, CONT, VK и ЯндексДзен — только досье, биографии и компромат на украинских чиновников, бизнесменов, политиков из рубрики СКЛЕП!

Добавить комментарий