Виталий Антонов: мутный бензин «ОККО». ЧАСТЬ 1

Виталий Антонов досье биография компромат ОККО

Виталий Антонов

Почти каждый крупный капитал в Украине начинался с какой-то коррупционной, мошеннической или даже криминальной истории. Но некоторые украинские олигархи настолько уверены в том, что их история не станет достоянием гласности, что изображают из себя кристально честных бизнесменов, словно сошедших с лубочных брошюр об «американской мечте». Вот и широко улыбающийся фотографам Виталий Антонов, владеющий крупнейшей в Украине сетью АЗС «ОККО», тоже сочинил для прессы безупречную легенду. Она начинается с того, что якобы в 1999 году бравый парень-альпинист, спустившийся на землю и занявшийся коммерцией, открыл свою первую автозаправку.

Но на самом деле в 1999 году произошло совсем другое: группа околокриминальных бизнесменов и коррумпированных должностных лиц, во главе которой стоял Виталий Антонов, завершила процесс рейдерского захвата крупнейшего топливного предприятия Западной Украины «Львовнефтепродукт». Именно тогда и именно так у Антонова появилась собственная заправка — причем не одна, а сразу несколько десятков. И это было только начало его большого бизнеса, фактически целиком построенного на поглощениях и захватах чужого имущества…

Альпинист-коммерсант

Антонов Виталий Борисович родился 12 декабря 1962 года в городе Стрый Львовской области. Хотя его биография достаточно обширна и часто публиковалась в СМИ, да и сам он не раз рассказывал журналистам всякие истории из своего прошлого, всё в ней много пробелов и недомолвок. А ведь именно в подробностях, как известно, честно кроется истина. В нашем случае она поможет нам узнать, как именно скалолаз-любитель вдруг превратился в одного из крупнейших бензиновых королей Украины.

Когда в 2002 году Виталий Антонов проиграл выборы в Верховную Раду, то посетовал, что во Львовской области трудно стать политиком человеку с русской фамилией. При этом он умолчал, что русская у него не только фамилия – он действительно этнический русский, как минимум наполовину (по отцу). Но как русская семья Антоновых оказалась в провинциальном галицком Стрые, в самом сердце «бандеровского края»? Очень просто: в советское время вокруг Стрыя располагались несколько военных частей, включая военный аэродром бомбардировочной и истребительной авиации (известный как «Львов-2») и ракетную часть (шахтного базирования). Военные и их семьи составляли почти четверть населения, и половина из них (14% от всех горожан) были русскими. Сейчас от советских баз остались только руины, растаскиваемые местными жителями на стройматериалы и металлолом, а бывшие военнослужащие и их дети в основном разъехались кто куда.

По информации источников SKELET-info, отец Виталия Антонова тоже был военным и служил он на аэродроме, в техобслуживании. Тут читатели наверняка проведут аналогию с еще одним «сыном авиаполка» Валерием Дубилем, чей папа был прапорщиком на авиабазе в Прилуках. И действительно, между ними есть немало общего, ведь оба они «поднялись» на разграблении военных баз в 90-х. Но если Дубили таскали со своего аэродрома металл, то Антонов стал участником топливных схем, которые проворачивали сослуживцы его отца. Кстати, сам он путал журналистов: в одних интервью он рассказывал, что его отец умер еще в 1975-м году, в других — что тот скончался в середине 80-х. Также он утверждал, что Борис Антонов был не военным, а простым мастером ПТУ (есть версия, что со службы его отца уволили, и он пошел преподавать в училище). И всё лишь отрывками, короткими эпизодами, не рассказывая полную историю своего детства, юности, молодости. Видимо, ему есть что скрывать!

После окончания восьми классов Стрыйской школы №4, Виталий Антонов поступил в местное ПТУ№8, где получил профессию электрогазосварщика. О его службе в армии биография упорно молчит, а вот в 1983-м Антонов поступил в Тернопольский финансово-экономический институт. Тогда же его юношеское увлечение скалолазанием привело его в клуб альпинистов-любителей «Карпаты», который он возглавил в 1988 году, и где завел себе много друзей. Именно с ними Антонов создал свой первый кооператив «шабашников»: они зарабатывали промышленным альпинизмом, подряжаясь ремонтировать и красить вышки, трубы, крыши. Затем, в 1990-м подсуетившийся Антонов стал начальником местного отделения Спасательной службы, что дало ему доступ к её ресурсам, а также возможность завести связи, выходящие за границы СССР – ведь спасатели контактировали с иностранными туристами и своими коллегами из других стран.

Одним из знакомых Антонова тогда стал Маркус Бюхель, будущий премьер-министр Лихтенштейна. Антонов очень любил хвастать этим перед журналистами, но всегда «забывал» уточнить, что Бюхель был «премьером на час», точнее на полгода. Он получил этот пост в мае 1993-го, а уже в сентябре того же года парламент объявил ему вотум недоверия и провел внеочередные выборы – на которых партия Бюхеля с треском проиграла. На этом его политическая карьера закончилась, и Бюхель обратился к бизнесу, став директором ряда оффшорных фирм (Лихтенштейн – оффоршная зона), которые открывали его знакомые в Украине и России. Среди них был и Виталий Антонов. Но Бюхель тесно работал не только с ним, и в 2002 году стал почетным консулом России в Лихтенштейне. К слову, сам Антонов потом тоже стал почетным консулом – правда, не России, а Литвы. В 2013 году Бюхель умер, унеся с собою в могилу множество тайн теневых схем, а вот его с Антоновым фирма продолжает существовать.

Виталий Антонов: мутный бензин «ОККО». ЧАСТЬ 1

Маркус Бюхель

В 1992-м Антонов, его супруга Наталья и друг детства Вадим Вишневский учредили ЧП «Карат». Затем Антонов стал совладельцем фирмы своего приятеля Александра Гегедыша «ТНК-сервис» (сейчас Гегедыш вице-президеннт сети «ОККО»). Они стали торговать всем подряд: от цитрусовых до автокранов. Здесь и пригодились все связи Антонова. Ключевым пунктом его коммерции была Венгрия, куда они вывозили пока еще дешевую украинскую технику и всякое другое, и ввозили оттуда бензин. Позже еще одним источником бензина стала литовская фирма «Mazeikiu Nafta», чей бензин реализовывали через львовское СП «Галнафта Вентус».

Оказалось, что интерес в торговле топливом имеют старые друзья семьи Антоновых с аэродрома Стрыя, которые вместе со своими приятелями из других военных частей и местными «моторними хлопцями» создали практически ОПГ — но специализирующееся не на рэкете, а на «мутных» и полукриминальных коммерческих схемах. Эта группировка являлась надежной местной «крышей» Антонова, и очень сильно помогла ему стать бензиновым королем.

Однако существовал и еще более высокий уровень криминальных связей Антонова. Дело в том, что в начале 90-х в Венгрии обосновался международный «авторитет» Семен Могилевич, распространивший свой влияние и на Украину. В первую очередь под его влияние попадали ОПГ и бизнесмены Западной Украины, работавшие по коммерческим и контрабандным схемам с венгерскими предприятиями и фирмами. И хотя сам Антонов всегда тщательно избегал упоминать всуе имя Могилевича, ходили слухи, что он и его стрыйские друзья в 90-х получили «благослование» этого мафиозного паука Европы. Вопрос в том, что они дали ему взамен?

Скелеты в шкафу «Галнафтогаза»

Венгерский бензин был намного качественнее того, что выпускался на старом Дрогобыческом НПЗ. И на порядок качественнее непонятной «ослиной мочи», произведенной неизвестно кем и непонятно из чего — продаваемой угрюмыми мужиками, стоящими с канистрами на обочине трасс. Тогда в Украину уже хлынул поток иномарок, для которых отечественный бензин был просто «токсичен», поэтому спрос на импортный стремительно рос. Но возникла проблема с его реализацией: для продажи в розницу у Антонова не было своих АЗС, а продавать его оптом через чужие заправки было куда менее выгодно. Кроме того, «друзья семьи» со Стрыйского аэродрома нуждались в собственном большом предприятии, через которое они бы могли осуществлять крупные топливные схемы. Какие именно, об этом история умалчивает, но по слухам, на этой базы интенсивно «испарялись» не только бензин с соляркой для обслуживающей техники, но и авиационное топливо — которое потом чудесным образом «конденсировалось» в той же Венгрии.

Одним из участников этих схем был Михаил Сидорович – одна из легенд львовской коррупции. Уроженец Стрыя, он в 1988 году стал директором местной нефтебазы, входящей в структуру областного управления «Укрнефтепродукта». В начале 90-х это управление была акционировано трудовым коллективом и стало ЗАО «Львовнефтепродукт», обладавшее внушительным капиталом: 10 нефтебаз, передвижная механизированная колонна, около сотни автоцистерн, 70 АЗС по всей области, наливной пункт в Бродах, офисные здания, детские сады, профилакторий и многое другое. Всё это было лакомым куском для любого начинающего олигарха или ОПГ.

Виталий Антонов: мутный бензин «ОККО». ЧАСТЬ 1

Михаил Сидорович

Однако во главе ЗАО «Львовнефтепродукт» стоял Богдан Павлов – его характеризовали как «крепкого хозяйственника» и очень жесткого человека. Относительно его «крыши» сейчас уже вряд ли кто-то вспомнит все подробности, но известно, что это были некие львовские чиновники, тесно связанные с «Рухом» и прочими национал-патриотическими движениями. И благодаря этой «крыше» около 4 из 15 тысяч акционеров «Львовнефтепродукта» имели статус… политических узников и репрессированных. По всей видимости, этот статус выписали всем, кто в советское время побывал в тюрьме (неважно за что) или был переселен (хотя бы в соседнее село). Кстати, всем этим жертвам советских репрессий местные власти предоставляли также льготы: бесплатный проезд в городском транспорте, скидки на оплаты коммунальных услуг и т.д.

И сам Павлов, и его львовская «крыша» были заинтересованы в сохранности предприятия и его доминировании на областном рынке топлива – ведь это были их доходы. Причем, по информации SKELET-info, «Львовнефтепродукт» не придумывал никаких занижающих прибыли схем, не уводил деньги в тень, исправно платил налоги. Павлов очень резко реагировал на попытки начальников отдельных подразделений «замутить» какие-то собственные аферы. Именно из-за этого между ним и Сидоровичем вспыхнул очень серьезный конфликт. Не смотря на всю жесткость Павлова, директор Стрыйской нефтебазы оказался ему не по зубам: за Сидоровичем стояли военные, причем во всех смыслах (и командованием баз, и «аэродромная мафия»), за ним были такие ушлые молодые коммерсанты со связями, как Виталий Антонов – который всё чаще появлялся в компании Сидоровича.

Павлов решил уволить Сидоровича, причем не просто так, а по статье. В Стрый прибыла ревизионная комиссия, которая собрала массу доказательств массовых нарушений на огромные суммы. Материалы уже готовились для передачи в прокуратуру, как произошло следующее: сначала кто-то поджег двери квартиры Павлова, затем куда-то пропал его сын (говорили, что он был похищен), затем сам Павлов слег в больницу, после чего он отозвал все претензии к Сидоровичу. Было очевидно, что тут не обошлось без участия бандитов – видимо, той самой «аэродромовской» ОПГ.

С этого момента топливные схемы Антонова стали разрастаться – или как говорил он сам, «бизнес пошел в гору». Стрыем дело уже не ограничивалось, к дуэту Антонова-Сидоровича присоединился директор нефтебазы в Дрогобыче Василий Веселый. И следующим их шагом стал захват ЗАО «Львовнефтепродукт».

Начал его Сидорович, который был не только директором нефтебазы, но и (со своей женой) акционером ЗАО. Сидорович стал скупать акции у работников сначала своей нефтебазы, затем других предприятий «Львовнефтепродукта», сосредоточив в своих руках почти 10%. Но Сидорович был лишь орудием в руках Антонова: дело в том, что именные акции ЗАО можно было отчуждать только в рамках самого ЗАО, то есть от одних акционеров другим – вот для этого и понадобился Сидорович. Видимо, таким образом от «отрабатывал» перед Антонов свой «долг» за благополучное разрешение конфликта с Павловым. Возможно также, что Антонов держал в руках собранный на Сидоровича компромат (материалы ревизионной комиссии, так и не попавшие в прокуратуру). Затем акции начал скупать и директор нефтебазы в Дрогобыче Василий Веселый. Но всё же этого было недостаточно, и тогда Антонов придумал новую схему: он купил у остальных акционеров ЗАО «Львовнефтепродукт» не сами акции, а право распоряжаться ими. Говоря языком бизнеса, взял их в управление, причем через подставных лиц. Правда, не все акционеры на это согласились – и тогда люди Антонова просто подделали энное количество таких поручений. Позже некоторые из них через государственную экспертизу доказали подделку своих подписей на этих документах: например, Омелян (Емельян) Хмелёвский, который дошел (с больными ногами) до Львовского института судебной экспертизы. Однако в итоге все заключения экспертизы были отброшены Галицким райсудом Львова.

Затем было проведено общее собрание акционеров ЗАО «Львовнефтепродукт», на котором присутствовало всего 118 человек – Сидоровичи, Веселые, а также подставные лица Антонова с фальшивыми доверенностями. И они проголосовали о трансформации ЗАО «Львовнефтепродукт» в одноименное ОАО, директором которого тут же назначили Сидоровича. И вот уже акции этого ОАО могли свободно скупить сторонние лица – то есть Антонов. Вскоре Сидорович и Антонов в буквальном смысле сожгли за собою все мосты: они уничтожили бухгалтерские архивы ЗАО «Львовнефтепродукт».

Но Антонов понимал всё незаконность этого рейдерства, и опасался, что если правда восторжествует, то его акции ОАО «Львовнефтепродукт» превратятся в ничто. Поэтому он предпринял следующий шаг: создал ПАО «Галнафтогаз», которому отошло все имущество ОАО «Львовнефтепродукт». В первую очередь, несколько десятков АЗС, которые и стали основой его сети «ОККО».

Сергей Варис, для SKELET-info

ПРОДОЛЖЕНИЕ: Антонов Виталий: мутный бензин «ОККО». ЧАСТЬ 2

Виталий Антонов: мутный бензин «ОККО». ЧАСТЬ 1 обновлено: 1 августа, 2020 автором: creator

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий