Уровень протестных настроений: терпение пока не лопнуло

Уровень протестных настроений: терпение пока не лопнуло

Уровень протестных настроений: терпение пока не лопнуло

Как показывают соцопросы, к протесту украинцы пока не готовы.

Несмотря на рост цен и тарифов, в т. ч. на услуги ЖКХ, природный газ и продукты питания, к протестам мы пока не готовы. За последний месяц-полтора протестные значения украинцев — «средние». Тому есть ряд причин, главную из которых можно сформулировать так: пока не вызрело понимание, что «дальше так нельзя». Однако это не означает, что подобное условие не может возникнуть в будущем. В особенностях протеста разобрались «Вести».

Уровень протестных настроений: индекс дестабилизации — 4,3%

Если верить ленте новостей, то развитие революционной ситуации в Украине возможно уже в понедельник, 17 января: сегодня в Киев на рейсовом самолете прибыл Петр Порошенко. «Пан Зеленский, для вас плохая новость: 17 января рейсом из Варшавы я возвращаюсь в Украину», — записал обращение пятый украинский президент шестому. Встречать его в аэропорту «Жуляны» в Киеве пришли несколько тысяч человек — как показал 2014 год, этого количества уже достаточно, чтобы переломить ситуацию и сменить власть, главное — настрой. «И массовые акции возникают, если значение „Индекса дестабилизационности протестного потенциала“, ежегодно замеряемого нашим Институтом социологии НАН Украины, превышает 5%. Так случалось оба раза, когда в стране возникали майданы — в 2004 и 2013 годах. Но, по состоянию на ноябрь, значение индекса составляло 4,3%», — рассказывает «Вестям» Евгений Головаха, директор Института социологии НАНУ.

Эксперт поясняет: ситуация по состоянию на ноябрь была какой угодно, но не «предгрозовой». И этот показатель с акциями протеста пока не связан. «На рост этой цифры влияет неудовлетворенность ситуацией, особенно если ее уровень высок. Но одного только этого фактора недостаточно, — продолжает Головаха. — Чтобы повысить показатель индекса критически, надо, чтобы сложилась ситуация, при которой именно ожидания людей были бы обмануты. И чтобы сами украинцы восприняли это как оскорбление».

Рассматривать ситуацию с протестами линейно, проводя прямую связь между причиной (как в Казахстане — ростом цен на автомобильный газ) и следствием (сожженными зданиями, убитыми силовиками и разграбленными ТРЦ) неправильно. «Это чересчур упрощенно — как правило, общественный процесс возмущения не является одномоментным и складывается из многих причин, которые при этом растянуты во времени, — рассказывает „Вестям“ Виктор Пащенко, закарпатский социолог и глава „Института политических исследований“. — Общественные протесты в Украине возможны, когда люди почувствуют, что других способов для изменения ситуации в стране нет. Это касается, кстати, всего спектра вопросов — и в политической сфере, и в экономике, и в части войны и мира».

Уровень протестных настроений: одной экономики мало

Социологические замеры также показывают, что украинцы к протесту не готовы. По состоянию на декабрь 2021-го, в акциях неповиновения готовы участвовать 32,4% взрослых жителей Украины: 15,7% — в избирательной кампании, 11,3% — в санкционированных митингах и демонстрациях, 10,3% — в сборе подписей под коллективными обращениями. И в сравнении с 2020 годом уровень готовности участвовать в протестах снизился на 5,6%. Такие данные обнародовал Киевский международный институт социологии. И это, безусловно, вызывает удивление: в условиях роста цен и тарифов протестный потенциал снижается, а не растет.

«Национальной идеей Украины является выживание, а „выживальщики“ не протестуют — они именно выживают, причем индивидуально, используя любые инструменты, чтобы убежать от государства либо как-либо оградить себя от его воздействия, — поясняет „Вестям“ экономический эксперт Юрий Гаврилечко. — И только в момент, когда гражданин чувствует: вот это „нечто“ будет угрожать ему лично — возможна организация протестных действий».

Эксперт поясняет, что протест накапливается не против самих цен, а против результата работы правительства вследствие реализации его политической стратегии. Лозунги при этом не важны, ведь «выживальщики» не понимают связи между политикой и экономикой и могут выносить на транспаранты фразы о неверных (на их взгляд) экономических решениях. «То есть борются со следствием, что никогда еще не приводило к позитивным результатам — то есть бунт сложиться может, а вот с революцией — незадача», — считает Гаврилечко.

И за последнее время было несколько чисто экономических акций протеста: «тарифные» майданы (сначала в 2015-м, затем — в январе 2021 года); протест ФОПов в конце прошлого года против усиления фискальных инструментов государством; протесты «рыночников» против повышения рыночного сбора (2009 год). Ни одна из этих акций не была чрезвычайно успешной.

«Для создания предпосылок к протесту важно, чтобы люди остро почувствовали несправедливость. Покушение на их права и свободы, оскорбление. Одной экономики мало», — убежден Евений Головаха.

Риск есть всегда

Любопытно, как распределяется протестный потенциал по регионам. По данным КМИС, самый низкий уровень готовности к акциям — на востоке (69,8% респондентов не готовы), на западе и юге — соответственно 65,4% и 66,7%. «Запад несколько отличается — там более сильные протестные настроения, но не к мелким моментам, таким как экономические требования. Разве что в контексте „Мы не можем реализовать свои потребности, а виновата в этом власть“, — говорит „Вестям“ Виктор Пащенко. — А восток имеет традиционно меньший протестный потенциал — там люди более терпимы к власти: „начальник всегда прав“. Но и его можно взорвать, конечно».

Что особенно важно — так это сроки, в которые украинцы готовы протестовать. Если к началу зимы индекс дестабилизации показал усредненный показатель в 4,3%, то к февралю он может подрасти. «Недовольство всегда провоцируют рост цен на коммуналку, старт отопительного сезона. Это заметно по социологии. А ближе к весне и дачно-огородному сезону люди становятся мягче и добрее к власти. То есть сейчас главное для Зеленского — продержаться до тепла, — говорит „Вестям“ политтехнолог Андрей Золотарев. — В отношении энергокризиса также возможны были сюрпризы — ведь предрекали, что из-за дефицита газа и угля „все встанет“, но этого пока не случилось. Хоть риск, конечно, есть всегда».

При этом чисто политический протест эксперты также не считают достаточно мотивированным — условно, слепо бежать за Петром Порошенко на акцию протеста не готов даже его высоко мотивированный западноукраинский избиратель. «Только в случае если власть перейдет к более жестким действиям в отношении олигархов и те начнут раскачивать ситуацию — возможно создание предпосылок для захода на досрочные парламентские выборы, как „клапан“, который позволит спустить пар и перезагрузить ситуацию в стране. Но большого желания у власти идти на этот сценарий сегодня нет — и я их прекрасно понимаю», — заключает Золотарев.

В тему: Газ и недра. Как курс, который хвалил МВФ, спровоцировал протесты в Казахстане и каковы уроки для Украины

В ожидании коллапса: чем запомнился 2021 год в экономике Украины

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, Facebook, CONT, VK и ЯндексДзен — Только досье, биографии и компромат на украинских чиновников, бизнесменов, политиков из рубрики СКЛЕП!

Добавить комментарий