Странная борьба с инфляцией. Зачем НБУ выступил за повышение тарифов на коммуналку

Странная борьба с инфляцией. Зачем НБУ выступил за повышение тарифов на коммуналку

Странная борьба с инфляцией. Зачем НБУ выступил за повышение тарифов на коммуналку

Повышение учетной ставки до 10% — не единственная мера, при помощи которой Национальный банк хочет обуздать инфляцию. Есть у регулятора и более экзотические предложения, пишет ДС.

20 января Национальный банк Украины опубликовал сообщение о повышении учетной ставки до 10% годовых и тут же начал рассуждать об инфляции. НБУ считает, что существуют огромные риски, способствующие ей, а это требует усиления монетарной политики НБУ, чтобы привести индекс потребительских цен к цели в 5% (в годовом измерении).

По итогам прошлого года инфляция составила 10%. Среди факторов, сдерживающих цены, в Нацбанке назвали фиксированные тарифы на некоторые жилищно-коммунальные услуги (ЖКУ).

Сейчас регулятор ухудшил прогноз инфляции на 2022 г. с 5 до 7,7%, что объясняется высокими ценами на энергоносители. Это давит на расходы бизнеса и, как считают в НБУ, требует постепенной коррекции тарифов на ЖКУ. Отдельный риск проинфляционного характера там видят в изменении административно-регулируемых тарифов.

Регулятор считает, что если одномоментно привести цены на ЖКУ к «экономическим обоснованным» уровням, это устранит дисбалансы в энергетическом секторе, но создаст значительное инфляционное давление. С другой стороны, считает НБУ, отсрочка такого решения будет аккумулировать «квазифискальные риски и ценовое давление в будущем». Мы попытались разобраться, что же все-таки предлагает НБУ в сфере жилищно-коммунальных тарифов, прикрываясь сложными терминами.

«Самый легкий способ — увеличить тарифы»

Понятие «квазифискальный дефицит» встречается в свежем меморандуме Украины с МВФ от ноября 2021 г., которого и придерживается Национальный банк, как один из подписантов документа. В меморандуме сказано об упреждении этих дефицитов. А спровоцированы они операциями, которые напрямую не отражаются в бюджете, и могут привести либо к уменьшению доходов бюджета сейчас — или в будущем к увеличению его расходов.

В меморандуме сказано, что для устранения таких явлений государство обязуется не вводить никаких ограничений цен на газ, который поставляется домохозяйствам, и гарантировать, что оптовые цены будут определяться на прозрачном и эффективном рынке.

В документе также сказано, что для поддержки этих мер до конца января 2022 г. будет восстановлена полноценная работа наблюдательного совета НАК «Нафтогаз» и проведен его аудит до конца апреля 2022 г. в части фиксированных цен. Будут преодолевать квазифискальный дефицит и в электроэнергетическом секторе, в частности, «Гарантированный покупатель» не будет накапливать долги перед производителями ВИЭ, а НАЭК «Энергоатом» будет поддерживать уровень доходов, покрывающий расходы на производство электроэнергии и инвестиции.

«Например, „зеленые“ тарифы, которые установлены на очень высоком уровне для производителей электроэнергии, — объясняет экономический эксперт Growford Institute Виктор Скаршевский. — Эти тарифы надо выплачивать с рынка, но в конечном итоге их пришлось компенсировать из бюджета. В тарифе на электроэнергию для населения цена электроэнергии 1-2 копейки, а все остальное — это тариф на распределение и доставку электроэнергии. В данном контексте государство недополучает доход в бюджет, потому что работают в убыток производители электроэнергии, и это компенсируется за счет повышения тарифов на „Укрэнерго“, на распределение. Этих денег не хватает, и выходит, что государство доходов не получает и из бюджета надо покрывать эту разницу».

На рынке газа своя ситуация — очень много фиксированных тарифов, а именно для теплокоммунэнерго (ТКЭ), для распределительных компаний, для бюджетных и религиозных организаций, годовые тарифы на газ. «Нафтогаз» периодически требует денег у правительства на покрытие издержек и на закупку дорогого импортного газа. Очевидно, всего этого, по мнению регулятора и МВФ, быть не должно.

«Продажа газа по фиксированной цене НАК „Нафтогазом“ населению, естественно, уменьшает прибыль „Нафтогаза“, — говорит экономический эксперт Всеволод Степанюк. — Это государственная компания, и государство получит меньше в бюджет отчислений от „Нафтогаза“. Другой вопрос, с убытком ли „Нафтогаз“ продает газ собственной добычи. Если он по 7 грн/куб. м, то там сумасшедшая прибыль. Какие там компенсации могут быть».

«Большие бюджетные дефициты крупных государственных компаний, прежде всего „Нафтогаза“, МВФ по сути считает государственным дисбалансом, приплюсовывает к бюджетному дефициту, — говорит экс-заместитель главы НБУ Александр Савченко. — Как один из подписантов соглашения с МВФ, Нацбанк должен способствовать устранению этих дефицитов. Это можно сделать за счет или увеличения тарифов, или уменьшения расходов, или увеличения эффективности государственных предприятий. Самый легкий способ — увеличить тарифы».

То есть борьба с квазифискальными дефицитами в контексте ЖКУ расшифровывается просто: нужно отказываться от фиксированных тарифов и повышать их. Тогда, по идее, у субъектов рынка не должно возникать дефицитов, которые отягощают бюджет.

«В меморандуме предусмотрена либерализация тарифов на ЖКУ в сторону повышения, чтобы квазифискальные операции перешли в фискальные, — говорит Виктор Скаршевский. — Я думаю, что тарифы будут поднимать, но постепенно. Нацбанк подтвердил, что будут это делать не сразу, а поэтапно, чтобы избежать слишком большого шока. Если сразу, то они должны подняться в 2-4 раза».

Очевидно, что после завершения отопительного сезона в тарифной сфере наступит новая реальность. В таком случае нужно будет увеличивать и объемы субсидий, впрочем, это уже фискальная операция, поскольку четко отражена в бюджете. И от этого точно мало радости тем, кто не может претендовать на субсидию.

Инфляцию затормозит бедность?

Есть и вторая компонента, о которой так беспокоится НБУ — ценовое давление и рост инфляции. Естественно, что повышение тарифов на ЖКУ — крупный инфляционный фактор. В начале релиза Нацбанк сообщил, что как раз фиксированные тарифы помогли сдержать инфляцию в 2021 г.

Наверняка НБУ понимает, к какому результату приведет будущее повышение тарифов на ЖКУ. Поэтому и ухудшил свой прогноз потребительской инфляции с 5 до 7,7% на 2022 г. Эксперт Виктор Скаршевский прогнозирует рост индекса потребительских цен как минимум на 10% именно с учетом роста тарифов на ЖКУ и обращает внимание, что в госбюджете-2022 заложена инфляция 6,2%. Такая разница приведет к меньшей индексации социальных стандартов.

«Нацбанк с себя сбрасывает ответственность за свои просчеты, — говорит экономист. — Инфляционное таргетирование — это искусственный подход. Как можно таргетировать то, чем не управляешь. Он же не управляет тарифами на природный газ или электроэнергию, импортными ценами на энергоносители или ценами на зерновые и металл. Это все, что приводит к росту внутренних цен в том числе».

На что же надеется Национальный банк в вопросе инфляции, если рост цен промпроизводителей в 2021 г. достиг максимума в 62%, а дороговизна энергоносителей продолжает беспокоить промышленность? «Увеличение учетной ставки Нацбанка всегда происходит, когда разбалтывается инфляция. Нужно „связать“ деньги, они должны стать дороже, невыгодно будет их брать в кредит, — говорит доктор экономических наук Алексей Плотников. — Здесь сквозит и то, что Национальный банк плохо относится к регулированию тарифов, регулированию цен, регулированию цен на социальные продукты, потому что, с его точки зрения, высокие тарифы „связывают“ деньги и у граждан не остается просто денег на покупкb. Они все эти деньги будут отдавать на тарифы. Отсутствие денег у населения приведет к торможению инфляционных процессов».

Возможен ли другой выход из сложившейся ситуации? Нацбанк оперирует термином «экономически обоснованные тарифы». Но в чистом виде это отнюдь не предполагает обязательного повышения стоимости жилищно-коммунальных услуг. «Экономически обоснованный тариф основывается на себестоимости, — говорит Всеволод Степанюк. — А если мы говорим о рыночной цене, то в условиях дефицита и монополизма эта цена всегда спекулятивная. Обоснованная цена основывается на стоимости услуги, а рыночная — на конкуренции, на спросе и предложении. Так как у нас монополия, плюс дефицит ресурсов, то цена будет заоблачная».

«Экономически обоснованный тариф всегда низкий, — считает экономический эксперт Юрий Гаврилечко. — Когда у тебя есть ресурс, который стоит копейки, а ты из него пытаешься выкрутить услугу, которая стоит миллионы, это чьи-то сверхдоходы. На сегодняшний момент в Украине есть все предпосылки для того, чтобы тарифы снижать, а не повышать. На сегодняшний день мы потребляем порядка 70% газа, который добывается здесь, а продается он по спотовой цене с голландских хабов».

Таким образом, получается удивительная ситуация. С одной стороны, НБУ признает, что именно фиксированные тарифы на коммуналку помогают сдерживать инфляцию. Однако, с другой стороны, чтобы оправдать политику по уменьшению дисбалансов на энергорынке, регулятор утверждает, что увеличение тарифов… тоже будет сдерживать инфляцию в долгосрочной перспективе. Как мы выяснили, это может быть связано с тем, что у людей просто закончатся деньги на некоторые другие расходы. Однако такое объяснение не учитывает тот факт, что, по мнению многих экспертов, в том числе и главы Совета НБУ Богдана Данилишина, инфляция в Украине носит преимущественно немонетарный характер — то есть ее нельзя побороть уменьшением денег на руках.

«Тезис, что нужно повышать тарифы, чтобы сдерживать инфляцию — это вранье. Нужно снижать тарифы, и будет ниже инфляция. Только некомпетентный человек может утверждать, что повышением цен можно снизить инфляцию», — заключает Юрий Гаврилечко.

В тему: Инфляция на марше. Что происходит с ценами на газ в Европе и чего ждать Украине

Девальвация, инфляция, долги. Экономические последствия политического напряжения

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, Facebook, CONT, VK и ЯндексДзен — Только досье, биографии и компромат на украинских чиновников, бизнесменов, политиков из рубрики СКЛЕП!

Добавить комментарий