Реформа СБУ: снимут погоны и запретят «тайные тюрьмы»

Реформа СБУ: снимут погоны и запретят "тайные тюрьмы"

Авторы поправок обещают «очистить СБУ от агентов Кремля» и нечестных сотрудников.

Реформа СБУ — одна из главных, которую требует от Киева «коллективный Запад», на этом еще в июле 2019 года настаивал бывший посол ЕС Хьюг Мингарелли. После того как законопроект был подан в Раду в марте 2020-го и обозначен президентом как неотложный, он дорабатывался почти год и проголосован в I чтении в январе 2021-го. Наконец, 3 июня его представили к II чтению — и в нем появилось порядка 3 тыс. правок, радикальных и не всегда логичных. Как будет выглядеть Служба безопасности Украины после принятия закона и чем займется, разобрались «Вести».

«Чистая» контрразведка

Члены Комитета Рады по нацбезопасности, обороне и разведке говорят «Вестям»: теперь СБУ предпишут выполнять исключительно контрразведывательные задачи. Прежде всего, из законопроекта исчезли скользкие выражения, которые делали возможным сохранение функции досудебного следствия. Из графы «задачи СБУ» изъяли «предупреждение, выявление и прекращение уголовных правонарушений».

Теперь в проекте прямо прописано: с 2022 года СБУ утратит право начинать новые расследования, а те, что уже ведутся, надо будет завершить до конца 2022 года. Если это не удастся сделать, их передадут в ГБР, НАБУ, Нацполицию, Бюро экономической безопасности (ожидается, что новый орган с аббревиатурой БЭБ к этому моменту заработает).

«Расследование финпреступлений — одна из главных проблем, функция, которая вызывает наибольшее количество нареканий. СБУ не будет заниматься экономикой за небольшим исключением: мы внедряем рискоориентированный подход в деятельности СБУ, т. е. если в процессе исполнения контрразведывательных функций будет установлена угроза в сфере экономики, СБУ сможет заниматься этим делом, — рассказал «Вестям» член профильного комитета Федор Вениславский. — Что касается вопроса лишения спецслужбы следствия — вопрос весьма дискуссионный: спецслужбы некоторых стран мира ведут следствие. Но в наших условиях будет лучше перепоручить эту функцию отдельному органу, тому же ГБР, что позволит избежать дублирования функций».

В проекте говорится, что в означенные сроки будут завершены все оперативно-розыскные дела, подразумевающие прослушку или иные негласные методы сбора информации для расследования уголовных производств. Важно: спецслужба будет демилитаризирована.

«Сейчас СБУ — военное де-факто формирование, и, за небольшим исключением, там все носят погоны. Я поддерживаю демилитаризацию, но, на мой взгляд, делать это нужно с переходным периодом, до завершения войны и восстановления территориальной целостности. Иначе как человека, не являющегося военнообязанным, заставить выполнять приказ и без споров и нареканий отправить выполнять его служебное задание?» — говорит Вениславский.

Задерживать можно, содержать — нет

Еще одно новшество: правки подразумевают, что у СБУ уже не будет изоляторов временного содержания (ИВС). После критики со стороны правозащитников их официально закрыли еще в далеком 2003 году, однако де-факто ИВС существовали и работали вне правового поля (и не подчинялись Минюсту, который руководит всеми СИЗО и колониями). Именно туда в свое время доставляли Михаила Саакашвили, Александра Ефремова, там во времена Януковича содержали Василия Волгу.

По сути, ИВС до сих пор работают при каждом региональном управлении СБУ, наибольшие — в Киеве (в Аскольдовом переулке), Одессе и Харькове. В 2015–2018 гг. международные правозащитники из Amnesty International и Human Rights Watch вносили информацию о «секретных тюрьмах» СБУ в свои отчеты о соблюдении прав граждан и даже пытались расследовать данные, но безуспешно.

«Аргумент представителей СБУ таков: они задерживают людей, которые являются носителями гостайны, секретных данных, поэтому сажать их в обычные СИЗО нельзя. И такие среди содержащихся в ИВС СБУ действительно есть, но их там максимум 20% от всего контингента, — рассказывает «Вестям» правозащитник Эдуард Багиров. — Большинство там — «пустышки», которых выпускают спустя месяц-полтора после задержания. И люди рады, что вышли на свободу, жаловаться и тем более судиться ходят нечасто — себе дороже!»

Кстати, по словам правозащитника, условия содержания в ИВС гораздо лучше, чем в СИЗО Госпенитенциарной службы: на них выделяют больше средств, к тому же там в разы меньше «жильцов». «Но СБУ все равно не имеет права держать на своем балансе изоляторы, чем они нарушают европейскую конвенцию о правах человека. Те, кто содержатся в ИВС, могут пойти прямиком в Страсбург (там находится Европейский суд по правам человека. — Авт.) и с вероятностью в 70–90% выиграть дело против СБУ», — заключает Багиров.

И еще одна важная правка: в профильном комитете Рады уточняют, что временное ограничение прав и свобод со стороны контрразведки теперь будет допускаться лишь по разрешению суда. Конечно, в ряде случаев судебный контроль будет упрощен, но он, по крайней мере, существует. И еще важный нюанс: в проекте закона говорится, что сотрудники СБУ по-прежнему смогут проводить задержание «лиц, совершивших правонарушение». Однако теперь их можно будет задерживать лишь для того, чтобы передавать сотрудникам полиции.

Уволят и очистят

Одна из норм, которая останется неизменной в проекте с I чтения — сокращение численности сотрудников СБУ с 30 тыс. до 17 тыс. «Недоработок много, но этот аспект меня просто шокировал, — делится полковник СБУ в отставке, эксперт по вопросам сектора обороны и безопасности Олег Стариков. — Число сотрудников строилось на научном подходе, анализировались задачи и угрозы, «с потолка» никто не брал на работу».

По мнению Федора Вениславского, сокращение необходимо, в т. ч. в связи с урезанием функционала. «Те, кто говорит, мол, «куда эти ребята пойдут после службы в СБУ», спекулируют. Сокращать штат будем эволюционно и постепенно, с естественным увольнением людей из СБУ и выходом на пенсию по возрасту, — сказал депутат. — Кроме того, Служба должна обновиться, очиститься — и от «агентов» страны-агрессора (и симпатиков России), и от недобросовестных сотрудников. Для этого мы предусматриваем проведение конкурсных процедур для занятия вакантных должностей».

«Вести» имели возможность изучить один из вариантов документа, который был актуален по состоянию на май. С тех пор появилось еще больше правок (некоторые собеседники даже называют его «письмом дяди Федора» — мол, каждый соавтор добавлял правку «от себя»). В единую таблицу все правки свели буквально вчера утром, и, по данным «Вестей», члены «смежных» комитетов, например, по правоохранительной деятельности, уже получили приглашения на заседание «профильного» — для изучения.

«Мне тревожно, как будет выглядеть такой важный, рамочный, концептуальный документ в итоге? Когда правок тысячи, то вдруг одна ненужная заходит, а вторая, нужная, — слетает, и это очень опасно, — сказал «Вестям» один из депутатов, изучивший проект. — Чтобы не получилось, как когда мы голосовали за проект закона о возвращении уголовной ответственности за недостоверное декларирование: закон простой, но чтобы понять, голосовать его или проваливать, работу в зале застопорили на полчаса, в итоге президент его ветировал».

Тем не менее на проект уже успели отреагировать посольства США и других стран G7, призвав голосовать за. «Его внедрение станет большим шагом вперед в развитии СБУ в современное контрразведывательное агентство, которое работает в соответствии с самыми лучшими международными практиками», — написали G7 в Twitter.

«Готова ли половина львовян отдать имущество полякам?»

Еще одна норма законопроекта в случае, если она останется в итоговом тексте, может привести к началу реституции, то есть процесса возврата имущества, отобранного предыдущим режимом или властью (в данном случае подразумевается «тоталитарный коммунистический 1917–1991 гг.»). Одна из норм обязывает СБУ оцифровать всю информацию «репрессивных органов», с которой еще в 2015-м был снят гриф гостайны. «Имущество (культовые вещи того периода, предметы, книги и пр.), которое было конфисковано репрессивными органами, подлежит возвращению наследникам, родственникам пострадавших, религиозным конфессиям либо иным правонаследникам».

Примечательно, что, по закону от 2015 года «О доступе к архивам репрессивных органов…», к таковым причислены также суды, сталинские «тройки», которые конфисковывали имущество. А раз так, норма может дать ход процессу реституции.

«Раз уж мы заговорили о декоммунизации, то реституция — первое, что должно быть сделано. Раз мы считаем, что тоталитарный режим преступным путем репрессировал граждан, то нужно не на словах, а на деле показать, что мы хотим добиться справедливости. Но вот вопрос: а готова ли половина жителей Львова отдать назад свое имущество гражданам Польши, наследникам? — иронизирует депутат от «Слуги народа» Максим Бужанский. — Ведь в этой стране все было чьим-то, «ничейного» имущества тут не было».

В тему: Как не «закон Бородянского», так «реформа» СБУ

Разведчик Кондратюк помогает Первому вице-премьеру Любченко в борьбе с главой ДФС Мельником

Владимир Цабак: что известно об одиозном таможеннике и контрабандисте

Недолюстрированный Кулинич: агент ФСБ, диверсант и коррупционер возглавил подразделение СБУ

Второй список контрабандистов: зачистка людей Демчины по подсказке Семочко?

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, Facebook, CONT, VK и ЯндексДзен — Только досье, биографии и компромат на украинских чиновников, бизнесменов, политиков из рубрики СКЛЕП!

Реформа СБУ: снимут погоны и запретят «тайные тюрьмы» обновлено: 15 июня, 2021 автором: Redactor

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий