Рано радоваться: чем закончится «раскулачивание» олигархов по-украински

Последствия национализации

Последствия национализации не заставят себя долго ждать

Предприятия «Укрнафта», «Укртатнафта», «Мотор Сич»,»АвтоКрАЗ» и «Запорожтрансформатор» решением украинских властей до конца войны переходят в собственность государства для обеспечения нужд армии и тыла. Впоследствии эти активы могут вернуться в собственность олигархов, которые ими владели до национализации. Однако, учитывая, что каждое из пяти предприятий отягчено проблемами, последствия правительственного решения для украинских налогоплательщиков могут оказаться весьма неприятными, пишет Апостроф.

Что и у кого забрали и почему последствия национализации не заставят себя долго ждать

Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Алексей Данилов, премьер-министр Денис Шмыгаль и министр обороны Украины Алексей Резников на совместном брифинге 7 ноября сообщили общественность об отчуждении в пользу государства активов пяти крупных предприятий — АО «Мотор Сич», ЧАО «Запорожтрансформатор», ЧАО «АвтоКрАЗ» «, ПАО «Укрнафта», ПАО «Укртатнафта». На основании указа президента Владимира Зеленского, Национальная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку изъяла акции этих предприятий у частных собственников и передала их государству.

«Изъятые активы приобрели статус военного имущества, их управление передано Министерству обороны Украины, — заявил Алексей Данилов. — После завершения действия военного положения, в соответствии с требованиями закона, указанные активы могут быть возвращены собственникам, или будет возмещена их стоимость».

Денис Шмигаль, в свою очередь, пояснил, что отчуждение активов указанных предприятий связано с тем, что их продукция критически необходима для Вооруженных сил и энергетического сектора, поэтому они должны работать на обеспечение оборонных возможностей.

«Предприятия, которые уже работали, получат больше заказов и больше гарантий от государства по производству продукции, — сообщил премьер в своем телеграмм-канале. — Работа предприятий, которые на сегодняшний день не функционировали, будет возобновлена. Работники вернутся в производственный процесс».

Все изъятые в пользу государства предприятия частично или полностью принадлежат известным украинским бизнесменам-олигархам. И все они, по стечению обстоятельств, находятся в плачевном состоянии.

В «Укрнафте», крупнейшей нефтедобывающей компании Украины, 42% акций находятся под контролем Игоря Коломойского. В то же время контрольный пакет — 50% плюс 1 акция — принадлежит государству в лице НАК «Нафтогаз Украины». Однако многие годы компанией управляли менеджеры, связанные с Коломойским. И делали они это, руководствуясь классическим олигархическим принципом: доходы себе, убытки — государству.

В «Укртатнафте» около 60% акций принадлежат также Игорю Коломойскому и его партнеру Геннадию Боголюбову. Главным активом предприятия является Кременчугский нефтеперерабатывающий завод, который вскоре после массового вторжения россиян стал мишенью ракетных обстрелов. В результате завод практически полностью разрушен и сегодня он является скорее пассивом, приносящим ущерб, чем активом.

Наиболее работоспособным из отчужденных предприятий является «Мотор Сич» , которая связана с Вячеславом Богуслаевым, недавно арестованным по обвинению в государственной измене. Предприятие занимается разработкой и производством двигателей для военной авиационной техники, в частности для вертолетов и самолетов.

При этом значительная часть продукции «Мотор Сичи» направлялась в Россию — и не только после российского нападения 2014 года, но и во время войны, начавшейся 24 февраля нынешнего года. Ни нынешнее правительство, ни предыдущие, не смогли или не захотели этому помешать. Остается лишь надеяться, что теперь Министерство обороны, получив контроль над производством, прекратит вооружать врага.

Компания «АвтоКрАЗ», производитель грузовиков, в том числе и военного назначения, входит в группу «Финансы и кредит» олигарха Константина Жеваго. Предприятие находится в упадке и практически ничего не производит.

«Запорожтрансформатор» — крупнейшее в Украине предприятие по производству мощных трансформаторов, принадлежит еще одному олигарху, гражданину Украины, России и Кипра Константину Григоришину. Значение производства трансформаторов в нынешней ситуации постоянных блекаутов наверное не нужно отдельно объяснять. Однако предприятие находится в состоянии банкротства, и потребуется немало усилий и средств для того, чтобы вдохнуть в него новую жизнь.

Последствия национализации не заставят себя долго ждать, поэтому олигархов все устраивает

Реакция общества на решение президента оказалась неоднородной. Значительная часть населения, судя по отзывам в социальных сетях, восприняла известие с радостью: наконец-то государство осуществило вековую мечту пролетариата и что-то забрало у ненавистных олигархов!

В то же время экспертная среда экономистов и юристов не демонстрирует большого восторга от этого события и обращает внимание на многочисленные неясности в процедуре отчуждения активов и отсутствии четких объяснений по поводу того, какой будет их дальнейшая судьба.

Также обращается внимание на то, что государство до сих пор не показывало себя как эффективный собственник имущества и менеджер производства. Практически все предприятия, которые до сих пор остаются в государственной собственности, служат рассадниками коррупции, работают крайне неэффективно или вообще находятся в состоянии разрухи. Поэтому надежда на то, что новоприобретенные производства станут исключением и покажут пример успешной работы, крайне призрачная.

По мнению редактора сайта «Наші гроші» Юрия Николова, последствия нынешних действий правительства сегодня трудно предсказать из-за того, что у общества мало информации о причинах, которые их побудили, и целях, которые преследуют власти.

«Часть из того, что известно, вызывает ощущение „перемоги“, другая часть — „зрады“, — сказал он в разговоре с „Апострофом“. — „Перемогой“ выглядит перечень изъятых предприятий. Каждый из этих активов является крайне важным объектом для военной экономики Украины. Топливо, трансформаторы, вертолеты, грузовики — все это очень необходимая сегодня продукция. С точки зрения собственников, это тоже выглядит, как „перемога“. Коломойский — олигарх, заслуженно лишенный гражданства, хотя это совсем не то наказание, которого он действительно заслуживает. Богуслаев — государственный предатель. Жеваго — боец батальона „Монако“, скрывающийся от уголовного наказания. Григоришин — россиянин, разграбивший несколько украинских предприятий и сбежавший за границу. Это все люди с очень плохой репутацией, и изъятие у них стратегических предприятий выглядит вполне логичным решением» .

В то же время, если говорить о состоянии и дальнейшей судьбе активов, то «перемога» выглядит гораздо менее убедительной.

«Отчужденные активы накопили много проблем, — объясняет Николов. — Например, по „Укртатнафте“ есть претензии со стороны татарских акционеров, которые через суды сейчас пытаются получить компенсацию за то, что в свое время Коломойский отрейдерил у них завод (в октябре 2007 года — „Апостроф“). А на „Укрнафте“ негде пробу ставить между долгами перед „прокладками“ Коломойского. Так что ему даже выгодно, что все эти проблемы теперь перешли к государству».

Также нет уверенности в том, насколько качественно будет осуществляться управление предприятиями. Буквально на следующий день после их изъятия правительство сообщило о том, что на них уже сформированы наблюдательные советы. Причем ни процедура отбора членов этих советов (ни о каких открытых конкурсах не сообщалось), ни их персональный состав неизвестны.

«По данным неофициальных источников, в новосформированных наблюдательных советах этих предприятий присутствует большое количество людей, которые являются креатурами или партнерами главы ОП Андрея Ермака, — говорит Юрий Николов. — Поэтому создается впечатление, что в советы заводятся люди, которые будут следить за соблюдением определенных договоренностей. А между кем и кем эти договоренности достигнуты, и в чем они заключаются, сейчас можно только строить предположения. Можно лишь с уверенностью говорить, что такое масштабное изъятие имущества не могло быть проведено без ведома и согласия президента».

Андрей Ермак

Последствия национализации не заставят себя долго ждать

По мнению эксперта, на сегодняшний день ситуация вокруг активов выглядит переделом влияния на деятельность этих предприятий. А о каких именно тенденциях идет речь, можно будет судить чуть позже, когда станет известно, кто займет должности в управлении этих предприятий.

Кстати, реакция самих олигархов на решительные действия государства пока практически отсутствует. Это может быть свидетельством того, что решение было либо с ними согласовано, либо, во всяком случае, не нанесло значительного удара по их интересам.

«Если бы это решение было действительно чувствительным для Коломойского, то сейчас бы все средства его медиахолдинга в один голос выступали против него, — объясняет Николов. — Ведь они, собственно, для того и нужны, чтобы защищать его собственность. Однако никакой такой реакции со стороны канала» 1+1″ и других ресурсов, принадлежащих Коломойскому, мы не видим«.

Платить придется всем

На сегодня также непонятна цена, которую придется заплатить обществу за право правительства распоряжаться не слишком привлекательными активами. Многие тешат себя тем, что собственность у олигархов просто забрали. Однако на самом деле это не так.

«Проблема состоит в том, что значительная часть населения и, скорее всего, Офиса президента, не понимает разницы между национализацией и конфискацией, — сказал в комментарии „Апострофу“ глава экспертно-аналитического совета Украинского аналитического центра Борис Кушнирук. — Однако эта разница является принципиальной. Конфискация является безвозмездным отчуждением имущества, и в правовом государстве она может осуществляться только на четко определенных законом основаниях. Именно такой порядок предусмотрен нормами Конституции Украины, которая гарантирует неприкосновенность частной собственности. Конфисковать имущество можно только по решению суда в случае, если его владелец совершил действия, предусмотренные законодательством, как основание для конфискации».

В то же время главное отличие национализации от конфискации состоит в том, что за национализированное имущество государство выплачивает собственнику его полную стоимость. В крайнем случае, считает эксперт, если в военное время бюджет не имеет достаточно средств, тогда государство должно рассчитаться с собственниками имущества после окончания войны.

Безусловно, вариант конфискации имущества олигархов для многих людей выглядит очень привлекательным. Однако попытка его реализации может дорого обойтись государству и обществу.

«После отмены военного положения собственники активов будут требовать вернуть их обратно, — говорит Борис Кушнирук. — Сначала они обратятся в украинские суды. А если они (суды) не примут положительного решения, то и в международные. И гарантированно выиграют. Причем главным вопросом этих процессов будет даже не законность принятого решения. Ведь конфискация имущества на основании одного лишь чьего-то желания абсолютно незаконна по любому законодательству, национальному или международному. Поэтому обсуждаться в этих судах будет только сумма компенсации бывшим собственникам».

Именно поэтому после заявления об изъятии активов прозвучало упомянутое уже объяснение секретаря СНБО Алексея Данилова, о том, что после окончания войны власти намерены либо вернуть предприятия собственникам, либо выкупить их.

Однако и здесь возникает множество вопросов, на которые сегодня общество пока ответа не получает.

Учитывая, что большинство изъятых производств находятся сегодня в запущенном состоянии, скорее всего, понадобятся немалые государственные средства для того, чтобы возобновить их работу: закупить сырье, приобрести новое или реконструировать старое оборудование, выплатить долги перед работниками, бюджетом, партнерами и т.д. Кременчугский НПЗ, например, для того чтобы возобновить на нем производство горючего, придется практически построить заново.

И, судя по озвученным заявлениям, после войны все это может быть просто возвращено бывшим владельцам, но уже в более-менее приличном виде благодаря вложенным в эти предприятия средствам налогоплательщиков.

К тому же, есть сомнения в том, что даже после значительных инвестиций удастся наладить на этих предприятиях массовый выпуск продукции.

«Правительство ссылается на опыт СССР во Второй мировой войне, когда огромное количество предприятий было переведено на военные рельсы, — говорит Борис Кушнирук. — Однако это не очень убедительный аргумент. Советский Союз имел возможность перенести все предприятия, работавшие на войну, на территории, не досягаемые для атак врага. Однако Украина имеет гораздо меньшую площадь, и военные средства с тех пор сильно изменились. Мы сегодня лишены возможности разместить какое-либо предприятие на территориях, куда гарантированно ничего не прилетит. Поэтому, если станет известно о возобновлении массового производства, эти объекты мгновенно станут мишенью для массовых атак с воздуха. И обеспечить их стопроцентную защиту будет практически невозможно».

Если же власть решит после войны выкупить предприятия у нынешних собственников, то также возникнет непростой вопрос о том, какой будет «цена вопроса». Вернет ли государство Игорю Коломойскому стоимость груды обгоревшего металлолома, которая сейчас находится на месте Кременчугского НПЗ, или стоимость новенького завода, который там будет построен? Абсолютно нельзя исключать ситуацию, при которой налогоплательщикам придется потратиться сначала на возобновление производства, а затем еще раз — на покупку этого производства у олигарха. Пока никаких объяснений относительно того, как может осуществляться такой выкуп, от правительства не поступало.

Таким образом, можно с уверенностью говорить, что долгожданное «раскулачивание» олигархов принесет гражданам Украины еще много неожиданных сюрпризов. И не все из них будут приятными.

«Люди, которые сегодня радуются тому, что у олигархов забрали предприятия, должны осознать, что ни к чему хорошему такие действия не приведут, — объясняет Борис Кушнирук. — Причем, в первую очередь, для самого населения — ведь платить за самодеятельность власти ему придется из собственных карманов».

По теме: Фактор «Укрнефти». Как государство ослабило позиции группы «Приват» и может стать мощным игроком на топливном рынке

Кто будет управлять «Укрнафтой» и «Укртатнафтой»: состав наблюдательных советов

«Укрнафта», «Мотор Сич» и другие предприятия переходят в собственность государства

«Национализация „Киевстар“ была бы досадной ошибкой». Президент мобильного оператора о потере миллиона абонентов, миллиардах убытков и российских акционерах. Интервью

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, Facebook, CONT, VK и ЯндексДзен — только досье, биографии и компромат на украинских чиновников, бизнесменов, политиков из рубрики СКЛЕП!

 

Добавить комментарий