Операция-наци­онализация: много ли российских активов осталось в Украине

Операция-наци­онализация: много ли российских активов осталось в Украине

Операция-наци­онализация: много ли российских активов осталось в Украине

Какой доход может принести нашей стране национализация российской госсобственности.

В Украине вступил в силу закон о национализации собственности России и ее резидентов в нашей стране. Вместе с тем пока неизвестно, как будет реализовываться этот закон, и вполне возможно, что для этой цели понадобятся дополнительные нормативные акты, в которых будут прописаны конкретные механизмы. «Апостроф» разбирался, сколько российской собственности осталось в Украине, и сколько денег можно выручить от ее изъятия.

Президент Владимир Зеленский подписал закон, которым предусмотрено принудительное изъятие в Украине собственности России и ее резидентов.

«В соответствии с законом, принудительное изъятие в Украине объектов права собственности Российской Федерации и ее резидентов осуществляется без какой-либо компенсации (возмещения) их стоимости, учитывая полномасштабную агрессивную войну, которую Российская Федерация развязала и ведет против Украины и украинского народа», — говорится в сообщении на сайте Верховной Рады.

Добавляется, что изъятое имущество будет передаваться на баланс украинских госпредприятий.

Остатки былой роскоши

Еще лет десять назад деловое присутствие РФ в Украине было достаточно ощутимым. Это касалось, как государственных, так и частных российских активов. Но после 2014 года — вследствие оккупации Крыма и начала войны на Донбассе — ситуация кардинально изменилась. Часть российского бизнеса сама ушла из нашей страны, а в отношении, например, банков с госкапиталом РФ, были введены санкции. К тому же, на протяжении последних восьми лет резиденты РФ продолжали выходить с отечественного рынка, переписывая свои активы на украинских партнеров.

Однако сказать, что российской собственности на территории Украины нет совсем, было бы ошибкой. «Если говорить о госсобственности (российской, — «Апостроф»), то, по большому счету, это два банка, которые уже выведены с рынка, — сказал в комментарии «Апострофу» исполнительный директор Центра экономической стратегии Глеб Вышлинский. — Кроме того, это Лисичанский нефтеперерабатывающий завод (находится в Луганской области, контролируется «Роснефтью»).

Поясним: речь идет о государственных российских банках — «Сбербанке» (на сегодня носит название «МР банк») и «Проминвестбанке» (принадлежит российской госкорпорации ВЭБ). Оба банка находятся в стадии ликвидации, и, вполне возможно, что после завершения всех формальностей у финучреждений каких-либо серьезных активов не останется.

С Лисичанским НПЗ ситуация несколько иная. С одной стороны, предприятие уже давно не функционирует, а с другой, — это самый «молодой» нефтеперерабатывающий завод Украины, способный перерабатывать 16 миллионов тонн нефти в год. По некоторым оценкам, его активы оцениваются примерно в 2 миллиарда гривен. Однако сейчас в районе Лисичанска ведутся ожесточенные бои, и есть угроза, что предприятию будет нанесен урон.

Таким образом, на значительный «урожай» при национализации российской государственной собственности в Украине рассчитывать не приходится.

По закону или по справедливости?

Однако уже разрабатываются планы по расширению действия закона на частный российский бизнес.

«Если будет идти речь об активах российских граждан, то, конечно, там объемы больше. Но все равно речь идет о нескольких процентах активов украинской экономики. Это не будет что-то значимое по масштабам», — говорит Глеб Вышлинский.

Одним из крупнейших российских частных активов в Украине является Николаевский глиноземный завод, который принадлежит олигарху Олегу Дерипаске. Он уже успел призвать власть РФ остановить войну против Украины, правда, скорее всего, им движет не гуманизм, а инстинкт самосохранения. Тем не менее, он все равно попал под западные санкции из-за своей близости к Кремлю.

После начала боевых действий Николаевский глиноземный завод приостановил выпуск продукции. На сегодня активы предприятия оцениваются примерно в 7 миллиардов гривен. Но с учетом того, что он находится в непосредственной близости от театра военных действий, прогнозировать его дальнейшую судьбу крайне сложно.

Среди активов российских бизнесменов стоит также упомянуть бизнес-группу VS Energy, под контролем которой находятся пять облэнерго: «Житомироблэнерго», «Кировоградоблэнерго», «Ровнооблэнерго», «Херсоноблэнерго» и «Черновцыоблэнерго».

VS Energy через подставных бенефициаров до недавнего времени контролировали российские бизнесмены Александр Бабаков, Евгений Гинер, Сергей Шаповалов и Михаил Воеводин, однако в 2021 году большинство из них вышли из компании, и теперь ее единственным акционером является Воеводин.

При этом Гинеру принадлежит «Первый инвестиционный банк» (PIN Банк), который хотел купить украинский бизнесмен Александр Ярославский, но он не успел закрыть сделку из-за войны. Активы этого банка оцениваются примерно в 3 миллиарда гривен.

Другой россиянин — Рустам Тарико — является владельцем 100% банка «Форвард». Как и PIN Банк, это — некрупное финансовое учреждение, чьи активы оцениваются менее чем в 3 миллиарда гривен.

Есть и более мелкие компании, в которых прослеживается российский след. При этом многие российские собственники в Украине имеют паспорта не РФ, а других стран. Например, бенефициарі сети магазинов спортивных товаров «Спортмастер» — бизнесмены Александр Михальский является резидентом Швейцарии, а Николай и Владимир Фартушняки — резидентами Мальты. В компании заявляют, что они не имеют российского гражданства.

Похожая ситуация и с собственниками, у которых помимо российских паспортов есть еще и украинские. А, как известно, законодательство Украины при наличии у человека нескольких паспортов считает его украинским гражданином, если у него есть паспорт нашей страны.

«Все зависит от того, на какой паспорт были оформлены уставные документы. Если при регистрации предприятия был подан украинский паспорт, то никакие санкции против такого человека не могут быть применены. Если на российский паспорт, то даже при наличии украинского, здесь возникают вопросы», — сказал изданию директор Института социально-экономической трансформации Илья Несходовский.

Есть и другие вопросы, связанные с реализацией закона.

«Непонятно, что делать, если какая-то доля (в бизнесе) принадлежит украинцам, а какая-то — россиянам. Изымать долю (резидентов РФ) — а дальше как? Как быть с этой долей? Государство будет входить в структуру компании? — рассуждает Несходовский. — Я бы не хотел, чтобы у нас дошло до мародерства. Несмотря на то, что у нас война, все равно нужно все грамотно прописать. Иначе человек (гражданин РФ) может обратиться в европейский суд и вернуть свою собственность».

Поэтому власть должна сделать соответствующие разъяснения. «Закон правильный, но под него нужны подзаконные акты, — говорит эксперт. — Необходимо разрабатывать конкретный механизм — через Министерство юстиции, которое будет устанавливать конкретных бенефициаров, возможно, через правоохранительные органы или СНБО. Также могут быть привлечены Государственная налоговая служба, Министерство финансов, Национальный банк Украины».

Операция «Репарация»

Таким образом, национализация российской собственности в Украине вряд ли принесет значительные средства. Но мы можем рассчитывать и на другие финансовые источники. Речь идет о замороженных валютных резервах Центрального банка России, которые попали под западные санкции.

По словам советника президента Украины по экономическим вопросам Олега Устенко, для нашей страны уже зарезервированы эти средства в размере более 300 миллиардов долларов. В соответствующий фонд будут также направляться деньги, вырученные от продажи российской собственности за рубежом, которая попала под санкции. То есть сумма, на которую может рассчитывать Украина, будет увеличиваться.

В свою очередь, первый заместитель министра экономики Денис Кудин отметил, что сейчас Кабинет министров Украины вместе с правительствами стран Запада разрабатывает юридический механизм передачи этих средств нашей стране. По его словам, речь идет о сумме в 415 миллиардов долларов.

Но и это еще не все. Украина рассчитывает на то, что после войны Россия будет выплачивать репарации за нанесенный ущерб.

Но пока говорить об их размере преждевременно. Для начала нужно победить.

Виктор Авдеенко

В тему: Украинский бизнес в России и российский в Украине. Что изменилось за годы войны

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, Facebook, CONT, VK и ЯндексДзен — только досье, биографии и компромат на украинских чиновников, бизнесменов, политиков из рубрики СКЛЕП!

Добавить комментарий