Непрозрачное Prozorro: зачем убрали аукционы и к чему это приведет

Непрозрачное Prozorro: зачем убрали аукционы и к чему это приведет

Непрозрачное Prozorro: зачем убрали аукционы и к чему это приведет

Проведение аукционов хотят сделать опциональным, прикрываясь внешними требованиями

Украинское правительство 30 декабря прошлого года приняло резонансное решение: Кабмин утвердил постановление № 1495 и отменил обязательные аукционы в системе публичных закупок Prozorro. Напомним, что именно Prozorro в свое время стала локомотивом антикоррупционных реформ в стране и позволила обществу контролировать расходы налогоплательщиков. Не сойдет ли этот локомотив с рельсов, откатив страну ко временам махровой коррупции — выяснял «Апостроф».

Что произошло с Prozorro

Как раньше работали аукционы на Prozorro. Участники торгов предоставляли свои предложения к тендеру, а затем в реальном времени проходил онлайн аукцион, в течение которого у каждого из участников было три шага, чтобы снизить цену на свои товары или услуги для государства. Выигрывал тот, чья цена была ниже. Все просто.

Что будет теперь? А теперь аукционов не будет. Участники торгов сразу представляют свои ценовые предложения и победит тот, у кого цена «слаще». То есть возможность «поиграть» с предложениями, посоревноваться с конкурентами в реальном времени — теряется.

Почему это произошло

В правительстве говорят, что из-за постоянных отключений света. А чтобы принимать участие в аукционе, нужно быть онлайн.

«Бизнес, особенно малый и средний, столкнувшись с блэкаутом и не имея возможности обеспечить бесперебойный интернет и электропитание, был лишен возможности участвовать в аукционах», — отметила заместитель министра экономики Украины Надежда Бигун.

По данным Минэкономики, блэкаут привел к тому, что к концу декабря доля торгов только с одним участником составила 88%. То есть фактически аукционов и так уже не было. О какой же конкуренции здесь можно говорить?

«Аукцион — это очень кратковременный этап: от 10 до 20 минут времени. И если у вас нет интернета в это время, то вы просто пропустите свой шаг», — объясняет «Апострофу» экс-директор ГП Prozorro Василий Задворный.

Поэтому для того, чтобы обеспечить всем участникам торгов равные условия, правительство и приняло такое решение. Правда, временное — на шесть месяцев.

«Соответствующие изменения в процедуре закупок могут быть пересмотрены при стабилизации ситуации с электроэнергией», — объясняют в Кабмине.

Непрозрачное Prozorro. Как это повлияет на коррупцию

В правительстве уверяют, что никак. Более того, публичные закупки, мол, станут еще более эффективными и экономными. Ведь участники торгов сразу будут выставлять самую низкую цену на свои товары и услуги, а не накручивать высокую маржу, понимая, что уже нет трех этапов аукциона.

«Станет лучше или хуже? Пока трудно сказать. Существует два противоположных тренда и что будет по итогу, мы сможем увидеть только тогда, когда все заработает, — добавляет Задворный. — Первый тренд — из-за того, что исчезает аукцион, у участников появляется дополнительная мотивация сразу ставить самую низкую из приемлемых для них цен. Ранее участник мог поставить не самую низкую из приемлемых для него цен, чтобы заложить какую-то дельту для торгов. Сейчас, когда он понимает, что торговаться он уже не сможет, участник будет склонен сразу давать самую низкую цену, чтобы выиграть тендер. Второй тренд — в большинстве случаев аукционов просто нет, ведь экономическая активность уменьшилась. Соответственно это может стимулировать участников наоборот закладывать большую дельту, в ожидании того, что он будет единственным на тендере».

Но по словам экспертов, опрошенных «Апострофом», потенциальные коррупционные риски все же существуют.

Во-первых, аукционы были выдуманы не зря, ведь на них все же можно было значительно сбросить цену. А ведь это деньги украинцев.

«Есть закупки, где от стартовой до конечной цены разница может составлять миллионы гривен — а это существенная экономия», — объясняет «Апострофу» эксперт в сфере госзакупок Центра противодействия коррупции Елена Щербан.

Во-вторых, «Вопрос в том, кому разрешат посмотреть предложения других участников торгов, чтобы подать свое предложение немного дешевле», — добавляет эксперт по градостроительству Георгий Могильный, комментируя ситуацию «Апострофу».

А «чуть более дешевая» цена — это победа в тендере. Однако если речь идет о публичных закупках в строительстве, то нет гарантий, что дешевле не станет впоследствии гораздо дороже.

«Уже сейчас существует схема, как можно завышать цены на закупках. Возьмем, к примеру, транспортную развязку на Шулявке. Что там произошло? Проводят закупку, находят компанию, начинают строить, а после этого Кличко переутверждает проект с новой экспертизой сметы и цена поднимается где-то на 30%. Схема использовалась, но не была прямо предусмотрена законом. А сейчас в Раде есть законопроект, где хотят прямо прописать, что если экспертиза подтверждает повышение цены, то можно вносить изменения в договор. И вот здесь реально начнется коррупция. «Свой «участник демпингует цену на тендере, зная, что в будущем экспертиза ее повысит», — объясняет Могильный.

Непрозрачное Prozorro: зачем убрали аукционы

Конечно, заниматься демпингом можно было и в период аукционов, однако теперь это проще.

В третьих, «Prozorro продажи, где продают имущество с аукционов, не переводят на какую-то другую систему. Отключение электроэнергии почему-то на это не влияет», — говорит Могильный.

В-четвертых, «Появляются риски в общей деградации системы Prozorro», — добавляет «Апострофу» редактор издания «Наші гроші» Юрий Николов.

«Такими маленькими шагами в конце войны мы можем оказаться в ситуации, когда тендеры, торги и аукционы вообще исчезнут в нашей стране. А этого нельзя допустить», — говорит Елена Щербан.

Наконец, в-пятых, отключение электроэнергии как главный аргумент правительства за отмену аукционов, по словам экспертов, выглядит довольно странно.

«Если ты участвуешь в тендере, где присутствуют миллионы, и тебе эти деньги нужны, то ты точно найдешь генератор и доступ в интернет», — уверяет Щербан.

«Правительство так и не предоставило информации, сколько же на самом деле было жалоб. Если пожаловалось каких-то пять бизнесменов, которые из-за отсутствия света не смогли принять участие в аукционах, то что ради них ломать правила игры для сотен тысяч? Если человек хочет получить тендер на миллион, то он найдет место с гарантированной связью, — добавляет Николов.- Этот аргумент использован скорее как повод для того, чтобы сделать главное: пойти в том направлении, которое нам указывает Всемирный Банк, глядя на Непрозрачное Prozorro».

Непрозрачное Prozorro. А при чем здесь Всемирный Банк?

А вот при чем. «Директивами ЕС предусмотрено, что аукционы должны быть опциональными. По требованию World Bank Ukraine мы реализуем отдельную процедуру, в которой аукционы будут опциональными, то есть по решению заказчика. Поэтому через 1-2 месяца посмотрим на цифры. Если подтвердится, что в разных категориях закупок стратегия тендера без аукциона может быть более эффективной, вернем аукционы в качестве опционального инструмента торгов для всех закупок», — пояснила министр экономики Юлия Свириденко.

То есть временные шесть месяцев могут стать постоянными.

«Правила проведения закупок Всемирного Банка — это полный антагонист Prozorro. Они нас фактически склоняют к тому, чтобы мы свою действительно феноменальную систему Prozorro подстроили под не столь прозрачные тендеры. Это определенный откат от имеющихся позиций», — говорит Николов.

Но почему Всемирный Банк «требует», как говорит министр, изменить правила закупок?

«Это не требование Всемирного Банка к украинским закупкам. Это требование Всемирного банка для адаптации системы Prozorro под закупки Всемирного Банка, — объясняет Задворный. — Всемирный Банк сейчас предоставляет деньги Украине. И когда он предоставляет деньги, например, какому-то министерству, то деньги эти тратятся не по украинскому законодательству, а по правилам Всемирного Банка. А сейчас Украина бьется за то, чтобы максимальное количество закупок за средства доноров проходило также через систему Prozorro, чтобы мы могли гарантировать, что нас не будут обвинять в коррупции и таким образом получали больше денег. Поэтому если Украина хочет, чтобы процедуры Всемирного банка проходили в системе Prozorro, то для процедур Всемирного банка аукционы в Prozorro должны быть опциональными. Действительно, такое требование есть. Но Всемирный банк ни в коем случае не настаивает на том, чтобы аукционы были опциональными в украинских закупках».

Артур Гор

ДОСЬЕ: Антон Яценко: история тендерного комбинатора

По теме: Всемирный банк прогнозирует падение экономики Украины из-за войны почти наполовину

Кто стоит за «штурмом» офиса Всемирного Банка?

Контроль над ProZorro. В чем интерес Яценко

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, Facebook, CONT, VK и ЯндексДзен — только досье, биографии и компромат на украинских чиновников, бизнесменов, политиков из рубрики СКЛЕП!

Добавить комментарий