Не время для олигархов. Как война изменила положение Рината Ахметова и какое будущее его ждет

Про Рината Ахметова. Не время для олигархов. Как война изменила положение Рината Ахметова и какое будущее его ждет

Про Рината Ахметова. Не время для олигархов. Как война изменила положение Рината Ахметова и какое будущее его ждет

Богатейший украинский бизнесмен Ринат Ахметов многих удивил недавним заявлением о закрытии своего медиа-бизнеса, пишет Денис Рафальский.

Это решение знаковое, потому что оно — если смотреть на него шире — изменило статус-кво Ахметова в нынешних политико-экономических реалиях Украины и, вероятно, предопределит его поведение в обозримом будущем.

Какое же место сегодня отводит себе Ахметов и какое он может занять в действительности, разбиралась «Страна».

Уже не олигарх, говорят про Рината Ахметова

Заявление о выходе инвестиционной компании Ахметова СКМ из медийного бизнеса мы уже подробно разбирали.

Сам бизнесмен объяснил свое решение наличием закона о «предотвращении угроз национальной безопасности, связанных с чрезмерным влиянием лиц, имеющих значительный экономический и политический вес в общественной жизни (олигархов)», или, по-простому, закона об олигархах.

В этом законодательном акте говорится о создании публичного реестра этих самых олигархов, куда будут включать по четырем критериям: участие в политической жизни, значительное влияние на средства массовой информации, статус конечного бенефициара субъекта хозяйствования, являющегося монополистом, а также наличие состояния в размере более 84 млн гривен.

Для попадания в реестр достаточно трех признаков.

В случае, если бизнесмен теоретически подпадает под действие закона, он может избавиться минимум от двух критериев или же разъяснить Совету национальной безопасности и обороны (орган, официальной записывающий в олигархи), почему к нему не должен быть применен закон.

Ахметов, по идее, должен был возглавить реестр, что власть в принципе ясно давала понять. Однако бизнесмен категорически был не согласен с этим, о чем заговорил сразу, едва пошли слухи о подготовке закона.

Одно время ходили разговоры, что власть может положить закон об олигархах в дальний ящик на время войны, чтобы наладить отношения с крупным бизнесом. На практике это не подтвердилось.

И Ахметов решил действовать.

«Как наибольший частный инвестор в экономику Украины я неоднократно говорил, что не был, не являюсь и не буду олигархом», — аргументировал бизнесмен решение о медиа-активах, которые ему якобы все равно бы не удалось продать в нынешних условиях.

Отказ оформили в виде обращения Медиагруппы «Украина» (МГУ, ахметовского подразделения по управлению его СМИ) к властям с просьбой аннулировать все эфирные и спутниковые лицензии телеканалов и лицензии печатных СМИ. Кроме того, МГУ закрыла свои онлайн-медиа.

Решение стало громом среди ясного неба для сотрудников СМИ Ахметова, включая высокопоставленных. Во всяком случае, журналиста «Страны» в этом убеждали разные собеседники в его медиа.

Так или иначе, Ахметов пообещал большую компенсацию за увольнение.

По официальным данным, общее количество работавших в его медиа составляло около 4 тысяч журналистов и технических сотрудников.

А незадолго до этого бизнес-партнер Ахметова по Метинвесту, внефракционный народный депутат Вадим Новинский подал заявление о сложении депутатских полномочий. Теперь это выглядит как скоординированные действия. Ведь с закрытием СМИ Ахметов лишился такого признака олигарха, как влияние на медиа. А после ухода Новинского из парламента не будет его пусть даже и косвенного участия в политической жизни. Другими словами, Ахметов вышел из-под действия антиолигархического закона, что уже подтвердили в Минюсте.

Впрочем, нельзя исключать, что власти могут поменять свое мнение и все равно включить Ахметова в реестр, но пока официальная позиция озвучена только Минюстом и она заключается в том, что Ахметов уже не подпадает под критерии олигарха.

По всей видимости, олигарх, конечно, руководствовался экономическими интересами. Даже по официальным данным война нанесла очень сильный удар по империи Ахметова, особенно по металлургическому бизнесу. В захваченном Россией Мариуполе Ахметов потерял 2/3 своих активов в черной металлургии.

В целом около 70 предприятий холдинга СКМ были повреждены, уничтожены или остались на захваченной территории. И это только предварительные данные.

В нынешнем положении содержать глубоко убыточные СМИ — это касается прежде всего телеканалов — накладно.

До войны медиа тоже влетали Ахметову в копеечку, но тогда он мог себе это позволить. И главное: ему это было нужно в политических целях. СМИ были средством влияния на власть, фактором в закулисных переговорах или войнах.

Сейчас отношения с Банковой выстраиваются без влияния публичной политики, которая в условиях войны почти полностью исчезла. Содержание СМИ регулируются военной цензурой и самоцензурой и не выходит за рамки повестки телемарафона.

«Вероятно, в группе Ахметова посчитали, что при таких обстоятельствах, которые сохранятся непонятно сколько еще времени, политической конкуренции в привычном понимании не будет. Останется с нюансами президентское моноуправление. Любые инвестиции в медиа лишены, таким образом, смысла. Лучше эти деньги пустить на экономические проекты или на договоренности с президентом и его окружением. Если бизнес сохранится, можно будет в любой момент вернуться в политику», — комментирует политолог Руслан Бортник «Стране».

Взаимодействие с властью

Источники «Страны» говорят, что на Банковой довольно негативно восприняли заявление Ахметова о закрытии каналов, а особенно жесткую критику со стороны бизнесмена закона об олигархах. Там это восприняли как политический демарш и опасаются, что теперь примеру Ахметова могут последовать и другие владельцы крупных телеканалов — отказавшись финансировать телемарафон (контент которого они, по сути не контролируют) и переложить содержание телеэфира на госбюджет (в котором на это денег нет, зато есть огромный дефицит).

Впрочем, это не значит, что отношения Ахметова и власти переходят во враждебную стадию.

«Мы точно не враги правительству Украину. Тем более во время войны, когда необходимо очень плотное взаимодействие власти и бизнеса. На это мы и настроены», — сказал «Стране» источник, близкий к окружению Ахметова.

По косвенным признакам можно судить, что взаимодействие между властью и бизнесменом действительно имеется.

Так, недавно Верховная Рада проголосовала за поправку в законопроект № 7428-2 «Об обеспечении стабильного функционирования рынка природного газа на протяжении действия военного положения и последующего восстановления», которой был введен кассовый метод расчета НДС для объектов зеленой энергетики.

Автор поправки — народный депутат Олег Марусяк («Слуга народа»), которого собеседники в президентской фракции причисляют к неформальной группе Ильи Павлюка, влиятельного на таможне бизнесмена. На самом деле, как говорит источник «Страны» в парламенте, за правкой стоят интересы энергетического подразделения бизнеса Ахметова — ДТЭК. Группа Павлюка считалась проахметовски настроенной до войны, и, как видим, сейчас продолжает лоббировать в его пользу.

«Все понимали, от кого на самом деле была правка Марусяка. Но ее поддержали, потому что была отмашка от Банковой. Если бы это было не так, сбили бы», — говорит источник в руководстве одного из экономических комитетов парламента.

Также сейчас, по данным «Страны», структуры Ахметова активно пробивают вопрос разрешения на вывоз руды и металлов через украинские порта по той же схеме, что вывозится и зерно.

Сердце империи

Война заставила Ахметова снизить сопутствующие бизнесу расходы, но его роль и влияние в послевоенной Украине пока непонятны. Ожесточенные боевые действия продолжаются в тех частях страны, где сосредоточены промышленные мощности его бизнес-империи.

Источник в бизнес-кругах, впрочем, говорит, что ситуация для бизнеса Ахметова может быть поправима.

«Сердце бизнес-империи Ахметова — это не металлургические заводы, которые нуждались в больших вложениях в реконструкцию для поддержания конкурентоспособности, и не тепловые электростанции, будущее которых и до войны было проблематично из-за постоянных проблем с импортом угля, а также зеленого курса ЕС и США, который подразумевает ликвидацию угольной генерации. Сердце бизнеса Ахметова — это железная руда. Его ГОКи в криворожском железорудном бассейне, до которых война не добралась. Пока они находятся в его руках, его империя будет существовать и даже процветать, если закончится война и прекратится блокада экспорта через порты. И именно необходимость сохранения этого актива (также, впрочем, как и других активов в Украине) будет побуждать Ахметова продолжать взаимодействовать с украинской властью, проявлять политическую осторожность и при этом стараться обезопасить себя от каких-либо негативных движений со стороны Запада, чтоб избежать враждебных действий с его стороны в плане начала каких-то расследований. По крайней мере такая политика у него наверняка сохранится до конца войны. А после нее, стратегия Ахметова будет строится на основе будущих реалий — сохранится ли к тому времени в Украине политическая конкуренция вообще, либо власть Зеленского зацементируется и станет безальтернативной», — говорит источник.

По теме: Ринат Ахметов уже пытается вернуться на украинский медиа рынок через Латвию с квазироссийским контентом

Война все спишет: Ахметов прячет 5 млрд долларов прибыли «Метинвеста» за 2021

Для ДТЭК Рината Ахметова отменили штрафы Антимонопольного комитета на 290 млн гривен

ДОСЬЕ: Илья Павлюк: таможенная мафия «Слуги народа». ЧАСТЬ 1

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, Facebook, CONT, VK и ЯндексДзен — только досье, биографии и компромат на украинских чиновников, бизнесменов, политиков из рубрики СКЛЕП!

Добавить комментарий