Пользуясь войной, «Метинвест» уговаривает власть снизить ренту на добычу железной руды

Метинвест борзеет в устах Юрия Рыженкова

Метинвест борзеет в устах Юрия Рыженкова

Горно-металлургическая монополия Рината Ахметова «Метинвест» проводит переговоры с Министерством экономики Украины и Офисом президента по нормализации законодательства и нормативных актов с целью облегчения фискальной нагрузки на работающие предприятия в военное время и повышения загрузки производственных мощностей. Как сообщил генеральный директор компании Юрий Рыженков в интервью в рамках спецпроекта Forbes Ukraine «Страна героев», текущий год становится наихудшим за все время существования компании, пишет Укррудпром.

«Но начало года было нормальным — в январе-феврале ситуация на рынках была достаточно привлекательной для металлургии. Но сейчас у нас большая проблема в первую очередь с потерей предприятий, потерей людей. Второе — потеря логистических цепочек, которые у нас уже были построены. То есть сложности сейчас серьезные», — констатировал топ-менеджер.

По его словам, меткомбинат «Запорожсталь» сейчас работает на 45-50% мощностей, «Каметсталь» в октябре работает на 30% мощности, но может нарастить загрузку до 60-70% при позитивной конъюнктуре на рынке.

Как Метинвест борзеет

«Также, если сможем внутри государства найти регуляторные решения, которые позволят этому предприятию повысить загрузку мощностей. Так, например, сейчас есть закон 5600 — о повышении ренты. Сейчас, например, рента берется с китайской цены, когда мы не можем даже довезти до порта нашу руду. И мы не можем не то, чтобы в Китай отправить, а не можем даже всем европейским потребителям ее довезти. Поэтому на период военного времени это решение непонятно. И поэтому сейчас мы в диалоге и с Министерством экономики, с Офисом президента — нужно, как минимум, на период войны, военное время это отложить», — сказал гендиректор.

И добавил, что необходимо принять также другие решения: «мы достаточно серьезно прошлись по всем составляющим нашей продукции и смотрим, как можно сделать так, чтобы мы проходили по себестоимости на ключевые наши рынки».

Касаясь горнорудных предприятий группы, Рыженков констатировал, что они в настоящее время в среднем загружены на 30%, два из них не работают по добыче руды —ИнГОК и ЮГОК (у «Метинвеста» в ЮГОКе доля 46%) — они только отгружают руду со складов. Два других ГОКа — ЦГОК и СевГОК — работают по выпуску окатышей практически на 100%.

Кроме того, в группе есть угольная компания — «Метинвест Покровскуголь» (шахтоуправление «Покровское») — которая работает на 75-80% мощности, но могла бы на 100%, однако из-за близости к линии фронта (30-40 км) нехватка персонала, но в компании занимаются решением этой проблемы.

Европейские активы компании в мае приостанавливали производство из-за отсутствия слябов, которые ранее поставлялись с «Азовстали», и требовалось время на перестройку цепочек снабжения. Сейчас они все работают на 75-100% мощностей.

Кроме того, американская шахта «Метинвеста» работает как автономное подразделение на рынок, оставаясь в составе группы.

Гендиректор пояснил, что компания не сменяла свою стратегию на модернизацию. Вот так Метинвест борзеет.

«Ничего не изменилось, война — это просто отсрочка. Хотя есть и определенные потери из-за войны, которые мы никогда восполним. Но с точки глобальной стратегии в ГМК — она не изменяется, нам нужно идти к выпуску более качественных товаров, с большей добавленной стоимостью», — подчеркнул СЕО.

Он привел пример ГОКов, где с точки технологического переоснащения стратегия не изменилась: «мы уменьшили масштабы, мы развернули некоторые вещи в менее интенсивном направлении, но сама стратегия не изменилась».

«У нас есть несколько стратегических сценариев, которые предусматривают восстановление синергии с Украиной европейских компаний, есть сценарий по строительству новых предприятий, которые смогут укрепить потенциал наших украинских предприятий. Недавно мы обсуждали возможность строительства завода в Болгарии, в Италии. Это не просто, чтобы инвестировать в Болгарию или Италию, это для того, чтобы обеспечить нашим ГОКам нормальный рынок сбыта высококачественной продукции, которую мы тут будем производить. Поэтому это все связанные вещи», — пояснил Рыженков.

«И конечно есть планы что делать с „Запорожсталью“, с „Каметсталью“, с ГОКами — это зависит от разблокировки логистических маршрутов. (…) Второй фокус — когда мы построили новые логистические цепочки, мы поняли, что они не могут обеспечить ту эффективность, которую должны были получить. И у нас появились планы по расширению узких мест на логистических направлениях. И появился конкретный план и по нему пошли. Мы сделали план в конце апреля, а в мае был первый шаг. И работаем с „Укрзализныцей“, и с польской, и румынской ж/д. Там везде есть узкие места, которые можно расширять», — отметил руководитель компании.

В то же время он подчеркнул, что сейчас крупные инвестпроекты нельзя реализовывать в Украине, так как инвестиции в воюющую страну не вкладывает.

«Поэтому должна быть убедительная победа, чтобы пошли инвестиции», — резюмировал топ-менеджер.

По теме: Удар по империи Ахметова: что потерял самый богатый украинец с начала большой войны

«Метинвест» Рината Ахметова решил пока платить по долгам

Во сколько Украине обходится “Метинвест” Ахметова и Новинского

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, Facebook, CONT, VK и ЯндексДзен — только досье, биографии и компромат на украинских чиновников, бизнесменов, политиков из рубрики СКЛЕП!

Добавить комментарий