Кто хочет убить Вадима Варшавского?

Вадим Варшавский, Мечел, Электросталь России, Эстар, Мечел, Игорь Зюзин

Вадим Варшавский

За судебными «разборками» вокруг владельца металлургического холдинга «Эстар» («Электросталь России») Вадима Варшавского сейчас наблюдает вся деловая Россия. И чем дальше, тем больше усиливается впечатление, что на свободе Варшавский опасен многим.

Во-первых, есть сомнения в объективности следствия в отношении бизнесмена. Во-вторых (это ещё хуже), нет гарантии, что из заключения Варшавский выберется живым — есть некоторые признаки. В материалах дела, по которому сидит глава «Эстара», вопросов вообще больше, чем ответов.

Наконсультировали…

Вкратце напомним, с чего всё началось.

В 2009 году Группа компаний «Мечел» Игоря Зюзина получила в управление металлургические предприятия «Эстара», которыми владел Варшавский. У последнего из-за кризиса 2008 года возникли серьёзные проблемы. «Мечелу» перешло шесть предприятий: Ростовский электрометаллургический завод, Златоустовский, Гурьевский (Кемеровская область) и Нытвенский (Пермский край) металлургические заводы, Волгоградский завод труб малого диаметра, Энгельский трубный завод (Саратовская область) и Фроловский электросталеплавильный завод (Волгоградская область).

Соглашение с «Мечелом» холдинг Варшавского заключил на пять лет. Оно предполагало, что за это время компания Зюзина обеспечит работу заводов, а также реструктуризирует и оплатит все их долги. Ну а потом Варшавский, как предполагали тогда некоторые СМИ, возможно, выкупил бы их себе.

В рамках всего этого «Мечел» и «Эстар» заключили договор на оказание консультационных услуг, по которому компания Зюзина значилась исполнителем. «Мечел» должен был оказывать консалтинговые услуги по всем направлениям: маркетинг, финансовая деятельность, реализация продукции, инвестиции, снабжение и прочее.

В общем, «Мечел», получив полный контроль над «Эстаром», собственность оформлять не стал. По факту заводы Варшавского работали на Зюзина, а юридически оставались в собственности первого.

Но в 2013 году Варшавский вдруг обнаружил, что ситуация на вверенных «Мечелу» предприятиях отличается от кризисного 2009 года не намного. Разве что тем, что к невыплаченным долгам самого «Эстара» прибавились ещё и долги «Мечела». Варшавский при этом считает, что менеджмент «Мечела» мало того, что воровал деньги и имущество своих «родных» предприятий, но и проворачивал то же самое с «Эстаром». Мало того: зюзинские «топы» растащили кредитные деньги таких государственных «монстров», как «Сбербанк», «Газпромбанк» и ВТБ. Вскрылась и ещё одна схема: «Мечел» продавал заводам «Эстара» сырьё по завышенным ценам, а готовую продукцию сбывал гораздо дешевле себестоимости.

С 2013 года бизнес Зюзина очень сильно просел: его долги перед российскими и зарубежными банками превысили 9 миллиардов долларов. На сегодня известно только о реструктуризации этой суммы, но не о её погашении.

В том же 2013 году «Мечел» отказался работать с «Эстаром». В чём дело? Во-первых, истёк срок соглашения 2009 года, а продлевать его «зюзинские» не захотели. Во-вторых, проблемы, как мы уже сказали, начались у самого «Мечела»: стоимость его акций рухнула, да и долгов, набралось прилично.

Выяснилось и ещё кое-что: чтобы избежать исполнения своих кредиторских обязанностей, «Мечел» через своих подставных юридических лиц начал банкротить предприятия «Эстара». Итог был предсказуемым: на этой почве Варшавский и Зюзин сильно разругались. В таких случаях дружеских похлопываний по плечам и рукопожатий с улыбками до сих пор как-то не случалось. За долги «Мечела» «Эстар» вынужден был отдать Златоустовский металлургический завод. Вообще свои убытки Варшавский оценил примерно в 60 миллиардов рублей.

Время удивительных историй

В 2016 году (ладно, назовём это совпадением) вдруг всплыла удивительная история. Якобы в феврале 2012 года под поручительство Варшавского в банке «Петрокоммерц» (закрыт в 2016 году) был взят кредит в 2,8 миллиарда рублей. Разумеется, открыли уголовное дело. Варшавского по нему привлекли, как… свидетеля. Причастность Варшавского к делу не доказали: кредит был фиктивный, никакого поручительства под него бизнесмен не давал, а деньги, покрутившись по счетам компаний «Мечела», вернулись туда, откуда и пришли — в «Петрокоммерц». Зачем это было нужно «Мечелу», известно, наверное, только его владельцу — Игорю Зюзину. Но не Вадиму Варшавскому, о чём он и сказал следствию.

Потом были ещё суды. Вердикт их однозначен: поскольку фактически кредит не выдавался, его нужно считать недействительным. Это подтвердил и Верховный Суд России — специальным постановлением. Казалось бы, всё разрешилось, но нет: в марте 2018 года Варшавского задержали по тому же делу, но — в качестве обвиняемого.

И вот ещё одно странное совпадение. Накануне своего ареста, Варшавский подал против «Мечела» иск в Арбитражный суд Ростовской области. Суд обязал «Мечел» компенсировать Варшавскому 12,7 миллиарда рублей ущерба. Это решение устояло и в суде апелляционной инстанции. Варшавского же арестовали почему-то перед рассмотрением дела в суде кассационной инстанции.

Здесь можно выдвигать какие угодно версии. Но думается, что всё дело — в финансовых проблемах «Мечела». Они до сих пор таковы, что иски Варшавского для Зюзина — как серпом по… имиджу. Тут уместно вспомнить историю, которая случилась ещё в 2008 году. Тогдашний премьер-министр РФ Владимир Путин проводил совещание по металлургии в Нижнем Новгороде. Так вот: не обнаружив среди участников Зюзина, Путин сказал следующее: «Есть у нас такая уважаемая компания — «Мечел». Кстати, её собственника и руководителя Игоря Владимировича Зюзина мы пригласили на это совещание, но он вдруг заболел. Так вот, в первом квартале текущего года компания продавала сырьё за границу по ценам в два раза ниже внутренних, а значит, и мировых. А маржа где, в виде налогов для государства?». Путин тогда посоветовал Зюзину поскорее выздороветь. «Иначе к нему доктора придётся послать и зачистить все эти проблемы», — сказал тогда Путин. После этих слов акции «Мечела» упали в цене на 37,6%.

Дальше — больше. В марте этого года на сайте Комиссии по ценным бумагам и биржам правительства США было размещено обстоятельное объяснение «Мечела» по его долгам, оформленное по форме 20-F. Оказалось, что у этой ГК есть значительная задолженность, которую она не в состоянии погасить без рефинансирования или реструктуризации. Сообщалось также, что был допущен дефолт по платежам основной суммы долга и процентов по соглашениям группы по экспортной кредитной линии с международными кредиторами…

Но вернёмся к Варшавскому. 27 ноября 2018 года Варшавскому сменили меру пресечения на домашний арест. При этом владельцу «Эстара» принципиально необходимо погасить все задолженности перед кредиторами, но у него связаны руки. И тут на сцене появляется владелец ООО «Новороссийский прокатный завод» Шалва Гибрадзе…

Продолжение следует…

Ольга Кикабидзе, для Skelet.Info

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, Facebook, CONT, VK и ЯндексДзен — Только досье, биографии и компромат на украинских чиновников, бизнесменов, политиков из рубрики СКЛЕП!

Добавить комментарий