«Крыша» и обороты в сотни тысяч. Как работают частные дома престарелых

И почему в них гибнут люди

Пожар в частном доме престарелых «Золотое время» в Харькове унес жизни 16 стариков, почти столько же погибло в огне аналогичного заведения под Киевом в 2016 году. Но при этом частные дома престарелых не закрываются, а, наоборот, массово открываются, поскольку на них есть огромный спрос. А чтобы стать собственником такого заведения, не нужно ни лицензии, ни особых денег. Как в Украине устроен бизнес на стариках разбирались Вести.

«Счастливая старость»

Сгоревший дом престарелых «Золотое время» работал на улице Нижняя Гиевская с 2019 года. А буквально через стену минимум пять лет находился частный реабилитационный центр «Ренессанс» для наркозависимых. К ним не раз наведывались правоохранители — интересовались, какие препараты используют для снятия ломки. Как оказалось, у наркодиспансера и дома престарелых одни учредители — супружеская пара Кравченко.

Как установило следствие, примерно в 2019 году «лица, которые находились в браке и имели общие бизнес-интересы», решили основать ООО «Щаслива старість». Всей хозяйственной деятельностью занимался Игорь Мирончук — он медбрат и начинал свою деятельность в реабилитационном центре, а с открытием дома престарелых стал руководить его работой. Супруги Кравченко платили ему зарплату, а он подыскивал персонал — сиделок, уборщиц, повара и прачку.

На полную мощность дом престарелых заработал в 2020 году. Кроме пенсионеров, там проживали и двое молодых людей, больных раком, уже фактически приговоренные врачами. В месяц постояльцы платили 6 тыс. грн, но были и дополнительные затраты — например, сиделка, внеплановый вызов врача, покупка лекарств и даже памперсов. Родственники отдавали туда стариков от безысходности — фактически на доживание. За 2020 год в пансионате для престарелых умерло более 50 пенсионеров, сказал адвокат одного из подозреваемых Сергей Веприцкий, а это значит, что о существовании этого дома полиция прекрасно знала.

«За 2020 год, как я понимаю, следственная группа выезжала туда более 50 раз. Государственная служба по чрезвычайным ситуациям (ГСЧС) — структурное подразделение Министерства внутренних дел, то есть выезжавшая в дом престарелых группа полицейских, по сути, сотрудники одного и того же ведомства. Могли ли они не знать, что существует это заведение, что отсутствуют элементарные противопожарные мероприятия? Почему на скамье подсудимых избиралась мера пресечения мужу директора частного предприятия, которая организовала это заведение, хозяину сгоревшего дома, по сути потерпевшему, который сдал дом в аренду, парню-волонтеру, который спас с риском для своей жизни пятерых стариков, а до этого как волонтер помогал старикам, будучи медбратом. И теперь чиновники, которые должны были предотвратить эту страшную трагедию, для создания массовости, чтобы отвести от себя «удар», посадили на скамью подсудимых троих невиновных. Вот так мы живем», — написал адвокат на своей странице в Facebook.

Напомним, подозреваемые будут находиться под стражей 60 суток без права внесения залога. Причину же пожара пока не установили, предварительно — это неосторожное обращение с электроприборами.

Стабильный доход

На сегодняшний день частные дома престарелых — это бизнес, который приносит стабильный доход. В среднем за койку просят от 6 до 15 тыс. грн в месяц в зависимости от условий. Одноместные комнаты — самые дорогие. Если брать условно 10 тыс. грн с человека, то при заполняемости 30 коек — это уже 300 тыс. грн в месяц дохода. Отняв затраты на аренду, коммунальные услуги, еду и оплату персонала, то чистыми остается не менее 100 тыс. грн.

К тому же, как рассказала «Вестям» хозяйка одного из таких пансионатов в Васильковском районе, спрос огромный.

«Долго койки не пустуют. Вот несколько дней назад умерла пенсионерка. Появилось одно место в 4-местной комнате. А так мест нет, все заполнены», — говорит хозяйка Татьяна.

В ее пансионате месяц проживания в 4-местной комнате стоит 8,5 тыс. грн, в 2-местной — 11,5 тыс. грн, в одноместной — 15 тыс. грн с пятиразовым питанием. В эту же сумму входит посещение раз в неделю терапевта, а также ежедневное измерение давление медсестрами. Покупка лекарств и памперсов оплачивается отдельно, как и сиделка при необходимости. Тысячу гривен стоит дополнительный вызов врача или же узкого специалиста. Минимум селят на месяц, а в случае смерти деньги не возвращаются.

«Постояльцы под круглосуточным наблюдением. Мы гарантируем, что с ними ничего плохого не случится. И не допустим никакого отравления, пожара. Я лично живу на соседней улице от пансионата и в любой момент могу подбежать», — уверяет Татьяна.

Но проблема в том, что владельцам приходится верить на слово. Проверить, реально ли можно избежать ЧП, а, точнее, жертв, в случае какого-либо происшествия, невозможно ни родственникам, которые хотят поселить там своего родного человека, ни тем более контролирующим органам. Потому что никто не имеет права заходить на частную территорию. Разве что по решению суда или же если владельцы сами не против гостей. Но обычно против.

Что не запрещено, то разрешено

Ночью 29 мая 2016 года в доме престарелых «Родной очаг», который был организован в двухэтажном доме в селе Леточки под Киевом, возник пожар. 17 человек погибли: один из них являлся работником заведения, остальные — пенсионеры. Спасти удалось 18 человек. Глава ГСЧС Николай Чечеткин тогда заявлял, что причиной пожара мог стать взрыв телевизора. Он также подчеркивал, что проживание пожилых людей на территории частного домовладения было организовано незаконно. Против основателя «Родного очага» открыли дело, предусматривающее до восьми лет тюрьмы. Но сведений о приговоре нет.

Тогдашний президент Петр Порошенко поручил создать чрезвычайную комиссию для помощи пострадавшим во время пожара в Леточках. А после харьковской трагедии уже президент Владимир Зеленский потребовал от Кабмина найти виновных в этой трагедии и предотвратить ее повторение.

Чтобы решить проблему системно, нужно провести детенизацию этих услуг, сказал «Вестям» экс-министр соцполитики Андрей Рева. После трагедии в Леточках министерство подготовило соответствующий законопроект.

«Несмотря на колоссальное давление, так как этот рынок приносит огромный теневой доход, в январе 2019 года новый Закон «О социальных услугах» был принят, и таким образом мы планировали решить вопрос с легализацией услуг. Были споры, как это сделать. Вариант с выдачей лицензии отбросили, поскольку это была бы чистая коррупция. Решили создать электронный реестр получателей и поставщиков социальных услуг. Человек сам регистрируется в реестре и регистрирует тех, кому он предоставляет услуги. Но организатор должен был создать соответствующие условия для пребывания людей. К примеру, все лежачие должны располагаться только на первом этаже, необходимы запасные выходы, продуманная противопожарная система, соблюдение санитарных требований и т. д. Персонал должен иметь соответствующую квалификацию, а ночью должен дежурить не один человек, а несколько», — говорит «Вестям» Андрей Рева.

Никому нет дела

В рамках реформы министерства создали Государственную социальную службу, которая должна была контролировать качество оказанных социальных услуг. И самое интересное, что руководителем этой службы стала Марина Лазебная, нынешний министр соцполитики.

«Власть поменялось, и все застряло. Процесс создания этой службы был заблокирован, электронный реестр не создали, и по сей день он «на обговоренні». Комитет соцполитики Верховной Рады не занялся приведением в порядок нормативной базы в части легализации частных домов престарелых. Вот поэтому сейчас также процветает теневой бизнес на стариках. Юридически дома престарелых нет — есть дом, в котором живут несколько десятков стариков, и это чужое частное владение», — объясняет Рева. Впрочем, буквально вчера на заседании Кабмина было принято решение о создании реестра поставщиков и получателей социальных услуг».

Как добавляет «Вестям» экс-вице-премьер-министр Павел Розенко, эти заведения «крышуют» органы местной исполнительной власти. «Если такой дом престарелых располагается в селе, то председатель и сельсовет не может об этом не знать. Но чтобы они не лезли в его дела, можно же договориться. Так и делают. Все все знают, но никому нет дела», — говорит Розенко.

Как рассказали «Вестям» в департаменте социальной политики столичной горадминистрации, после пожара в харьковском доме престарелых сейчас собираются данные о подобных заведениях на территории Киева. «После того как будет известно, сколько их и в каких районах, пойдем с проверкой. Правда, надежды на то, что нас пустят на частную территорию, мало. По закону могут не пустить без решения суда. Но я не слышала, чтобы туда хоть кто-то пытался попасть», — пояснила «Вестям» замдиректора департамента соцполитики Светлана Устименко.

В тему: Штрафы за язык, новые тарифы, пенсии и зарплаты: что изменится для украинцев в 2021 году

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, Facebook, CONT, VK и ЯндексДзен — Только досье, биографии и компромат на украинских чиновников, бизнесменов, политиков из рубрики СКЛЕП!

Добавить комментарий