Коррупционный поезд прибыл в НАБУ: в чем подозревают менеджеров «Укрзализныци»

Имущество главы «Пассажирской компании» Максима Миняйло арестовывают по иску Специализированной антикоррупционной прокуратуры

В Национальном антикоррупционном бюро и Специализированной антикоррупционной прокуратуре могут вскоре объявить о новом громком деле в отношении тендерных махинаций должностных лиц «Укрзализныци». Речь идет о закупках угля филиалом «Пассажирская компания». Ряд ее сотрудников, среди которых и директор филиала Максим Миняйло, подозреваются в растрате денег «УЗ» при переплате за уголь на сумму около 30 млн грн. Накануне решался вопрос об аресте его имущества.

Намолено на коррупцию

Филиал «Пассажирская компания» — это структурное подразделение «Укрзализныци», отвечающее за перевозки пассажиров, продажу билетов, содержание, эксплуатацию, модернизацию депо, вагонов и их «начинки» — от наволочек до электронных табло. Также в сфере ответственности филиала — железнодорожные вокзалы, станции, депо, ремонтные заводы — всего около 45 отдельных структур.

Максим Миняйло возглавляет структуру с 2017 года. До этого он работал директором департамента строительства и сооружений. В железнодорожной «тусовке» его относят к орбите влияния экс-директора пассажирских перевозок и сервиса «УЗ» Игоря Романкива и экс-члена правления «УЗ» Сергея Михальчука. Те, в свою очередь, считались креатурами одиозных поставщиков железных дорог братьев Дубневичей. Кроме того, в их орбиту якобы входил и экс-член правления Александр Бужор, приближенный к Михаилу Добкину и Геннадию Кернесу. До работы в «УЗ» Миняйло трудился помощником у одесского депутата-мажоритарщика Александра Пресмана. После прихода на предприятие Евгения Кравцова Миняйло «переобулся в воздухе» и тут же нашел подходы к новой команде.

За время работы Миняйло «Пассажирская компания» неоднократно становилась фигурантом публикаций в специализированных СМИ о нарушениях при проведении тендерных закупок товаров и услуг по завышенным ценам. В частности, под руководством Миняйло «УЗ» переплатила за видеонадзор за вагонами, заказывала приближенным компаниям ремонты колесных пар, вагономойные и покрасочные камеры уходили фигурантам уголовных производств и фирмам. В некоторых чиновники «Пассажирской компании» официально (!) получали «вторую зарплату».

Случаи закупок в фиктивных, а также связанных компаниях, которые на торгах подыгрывают друг другу и фактически не снижают цены — происходят вообще с завидной регулярностью. Ремонтом вагонов занимаются «прокладки», еще вчера заготавливавшие лес, а золотые туалеты стали «притчей во языцех».

СМИ писали, что ряд компаний, которые фигурируют в скандальных закупках — это фирмы родственников, знакомых, одноклассников и прочих приближенных либо самого Максима Миняйло, либо его окружения. Например, «Тойоты Камри» для высшего руководства «УЗ» приобретались через страховую компанию «ТАСТ-Гарантия», в которой есть акции жены Миняйло Инны Ивановны.

Сообщалось также, что именно на деньги от коррупционных схем, правда на предыдущем месте работы — на Одесской железной дороге — Максим Миняйло якобы построил себе «запасной аэродром» — базу отдыха на побережье Черного моря в поселке Каролино-Бугаз Одесской области. Из декларации действительно известно о том, что у Миняйло есть участок в 400 квадратных метров в этом поселке, но что там построено — неизвестно. В СМИ есть информация, что по факту злоупотребления служебным положением (привлечение рабочих железной дороги для строительства в личных целях) против Миняйло даже возбуждали уголовное дело.

Схемы зовут

Несмотря на то, что коррупционная составляющая в десятках закупок была видна невооруженным глазом, до уголовных производств, да еще и в отношении руководителя «Пассажирской компании» — дело не доходило. Более того, правление «Укрзализныци», похоже, Максим Миняйло устраивал на этой должности: перед своим увольнением экс-глава «УЗ» Евгений Кравцов продлил ему контракт еще на год. Не вызывали действия руководителя «Паскомпании» и у департамента экономической и информационной безопасности. Интересно, что главе этого подразделения Олегу Назаруку тоже продлили контракт накануне увольнения Кравцова несмотря на подозрения в «крышевании» контрабанды янтаря.

Дела шли очень хорошо. После продления контракта, как рассказывают источники на рынке, Максим Миняйло решил собрать представителей подопечных компаний, заводов и депо, и прямым текстом начал завлекать их в участие в теневых схемах закупок для «УЗ». Суть «предложения» состояла в следующем. «Внутренние» предприятия «УЗ» имеют приоритет при поставке товаров, работ и услуг для самой железной дороги, и могут продавать их без тендеров как своему акционеру.

Директор филиала посчитал, что этой «лазейкой» можно воспользоваться и предложил предприятиям и депо стать «внутренними прокладками» — то есть закупать на них по завышенным ценам товары, услуги и работы для «УЗ», а затем перепродавать, оставляя «маржу» на предприятиях сферы влияния «пассажирского» филиала. Это прямое нарушение закона, поскольку перепродавать что-либо таким компаниям запрещается, они могут поставлять «УЗ» лишь готовую продукцию.

Угольный тупик

Однако есть и еще одно обстоятельство, которое может немного поубавить пыл Максима Миняйло в желании «подчинить» себе «строптивых директоров» заводов и депо, не желающих «садиться на схемы». В начале 2020 года работавшая до этого безотказно машина корруптогенных тендеров вдруг дала сбой.

В январе 2020 года по заявлению юристов проекта «Тисни», которые работают с журналистами программы Bihus.info, Национальное антикоррупционное бюро начало расследование о вероятной растрате 31 млн грн чиновниками «Пассажирской компании» при закупках угля. Речь шла о том, что в течение 2019 года «Укрзализныця» переплатила эту сумму 4-м компаниям — «НПП Бизнес-Альянс», «Праймтехпостач», «Вуглеторфзбагачення», «Паливторг» при закупке угля каменного марки ДГ 13-100. Производство было открыто по части 5 статьи 191 Уголовного кодекса Украины («Растрата в особо крупных размерах»). Подобные преступления наказываются лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет и с конфискацией имущества.

Меньше, чем через месяц, в начале февраля, Экономическая правда и издание The Page со ссылкой на свои источники сообщили о том, что в НАБУ провело в «Пассажирской компании» обыски в деле о закупках угля. Сумма, которая фигурировала в этом производстве, несколько отличается — убыток оценили в 28 млн грн, фигурантами дела выступили уже упомянутая компания «Праймтехпостач» и ее аффилированная структура «Коларес Брокерс». На торгах эти компании действовали по следующей схеме: по сговору они сбивали предложения конкурентов, после чего компания-победитель отказывалась от закупки в пользу второго места.

«Как подозревает следствие, к этой схеме могли быть причастны начальник отдела материально-технического обеспечения Виктор Романчук и ведущий инженер отдела Надежда Верниченко, заместитель председателя тендерного комитета Артем Олейник, секретарь тендерного комитета Иван Саакян и руководитель филиала Максим Миняйло. Согласно решению суда, во время обысков разрешено изъятие личной техники подозреваемых, а также личной и производственной документации», — написали журналисты The Page со ссылкой на источник «Интерфакса». Интересно, что зятя экс-замгенпрокурора Николая Голомши Артема Олейника СМИ упоминают как основного «куратора» угольных закупок.

И вот накануне появились косвенные доказательства того, что дело Максима Миняйло уже продвинулось дальше, чем просто обыски. Апелляционная палата Высшего антикоррупционного суда в четверг рассмотрела вопрос об аресте имущества Миняйло в деле, которое ведет Специализированная антикоррупционная прокуратура. На портале «Судебная власть» доступны пока только номер дела в суде (991/1241/20 от 24.02.2020) и номер производства Апелляционной палаты (11-сс/991/189/20). Поэтому какого именно эпизода — на 31 млн грн или на 28 млн грн — касается решение и уголовное производство в целом, сказать сложно. Также известно, что ранее решение об аресте имущества, по всей видимости, принял следственный судья Высшего антикоррупционного суда и адвокаты Миняйло оспорили это решение в апелляции.

Тем не менее, уже точно можно сказать, что коррупционные схемы в «Пассажирской компании» не остались незамеченными. Важно также, чтобы и попытки втянуть предприятия в эти схемы также нашли свое отражение в едином реестре досудебных расследований, а дальше — в справедливых приговорах коррупционерам. Конечно, о системной борьбе с коррупцией в «УЗ» пока рано. Но этот кейс может быть показательным для нового-старого министра Владислава Криклия, чтобы продемонстрировать политическую волю к такой борьбе и ее реальные результаты.

Дело

Коррупционный поезд прибыл в НАБУ: в чем подозревают менеджеров «Укрзализныци» обновлено: 8 марта, 2020 автором: Redactor

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий