«Стоимость неизвестна». Как украинские чиновники нашли новую «лазейку» в электронном декларировании и почему НАПК за это не привлекает Зеленского

«Стоимость неизвестна». Как украинские чиновники нашли новую «лазейку» в электронном декларировании и почему НАПК за это не привлекает Зеленского

«Стоимость неизвестна». Как украинские чиновники нашли новую «лазейку» в электронном декларировании и почему НАПК за это не привлекает Зеленского

Глава НАПК Новиков лично использует хитрость при декларировании, но других чиновников за это же пытается привлечь к ответственности, пишет Дело.
Появление реестра электронных деклараций украинских чиновников в 2016 году стало прорывным этапом антикоррупционной реформы в нашей стране. Запуск базы данных был обязательным требованием Европейского Союза для получения безвиза, и в целом этот антикоррупционный инструмент подразумевался как важный элемент контроля со стороны общества и бизнеса за государственными служащими.

Однако, как это часто бывает в Украине, то, что задумывалось хорошо, реализовалось «как всегда». И как сегодня выяснилось, система декларирования не то что далека от совершенства, она сегодня в руках Национального агентства по противодействию коррупции превратилась в орудие избирательного правосудия над неугодными. Ниже мы расскажем, как это происходит.

Возможность онлайн видеть, что находится в собственности украинских государственных служащих, оказалась действительно полезным инструментом для журналистов, общественности и бизнеса. С помощью реестра деклараций медиа смогли эффективнее выявлять недобросовестных работников госорганов, а бизнес, заметив со стороны чиновника намек на коррупцию или получив неоднозначное решение в свою сторону, получил возможность изучить его декларацию и, например, увидеть, что госслужащий явно живет «не по средствам», и использовать эту информацию для своей защиты.

Однако, как этого и стоило ожидать, госаппарат, не желающий «жить по-новому», стал искать для себя пути обхода в процессе электронного декларирования. Чиновники стали массово переписывать свое имущество на родственников и близких людей или вовсе не декларировать свое имущество.

Один из свежих примеров — история депутата Вировского сельского совета в Ровненской области Владимира Пачесного. Избранник задекларировал аж 500 акций корпорации Tesla и 124 биткоина, стоимость которых сейчас достигает около $8 млн. Также депутат указал, что держит наличными 9,3 млн грн и $77 тысяч, а на банковских счетах у него 1,4 млн грн и $13,3 тысячи. Однако при этом, согласно его же декларации, в собственности у Пачесного не оказалось ни своего жилья, ни транспорта — все это, а именно дом, земельные участки в Ровенской области и два Lexus, оказались зарегистрированы на его жену.

Но самое главное в этой истории то, что факт указания в декларации такого количества богатств у рядового депутата сельсовета не стал поводом для кого-либо из правоохранительных органов заняться этой историей. Ее выявили журналисты спустя полгода после того, как депутат подал декларацию. О том, что Национальное агентство противодействия коррупции взялось проверять небывалую роскошь депутата маленького села, и на сегодняшний день неизвестно.

Наверное, именно поэтому, чтобы даже журналисты не смогли выявить «странные» моменты в имущественном состоянии украинских госслужащих, осенью 2020 года Конституционный суд Украины своим решением вовсе отменил электронное декларирование, забрал из полномочий НАПК полную проверку и мониторинг образа жизни госслужащих, отменив также и уголовное наказание за незаконное обогащение и недостоверное декларирование украинских чиновников.

Широкий резонанс и возмущение общества данным решением к декабрю того же года привели к тому, что Верховная Рада разобралась с созданным Конституционным судом кризисом и все же вернула НАПК полномочия, а чиновникам — обязательство продолжать заполнять декларации.

Но сегодня «всплыла» новая проблема, которая продемонстрировала, что система государственной власти выработала и другие антидоты против электронного декларирования.

Оказывается, что в процессе заполнения декларации, чтобы не возникало ни у кого лишних вопросов, декларант в графе «стоимость имущества» может указать не то, сколько он потратил на покупку квартиры или автомобиля, а фразу «неизвестно» или «член семьи не предоставил информацию». Второй вариант оказался для чиновников наиболее полезным — мало того, что можно записать имущество на родственника, так еще и не предоставить информации о его стоимости, сославшись на то, что этот самый родственник не захотел или не смог дать эти данные.

И какие могут быть у кого-то вопросы, если действительно условный брат или отец чиновника не захотел предоставить ему, например, договор купли-продажи? Или, к примеру, «документы были утеряны». Может же быть такое? Может. А указывать неточные данные в декларации опасно — НАПК легко может усмотреть в неточности цифр злой умысел. Да и в целом закон вообще не обязывает декларанта привлекать к заполнению своей декларации третьих лиц. А значит, и третье лицо не обязано предоставлять декларанту свои данные.

Можно поверить, что добросовестный чиновник пытался максимально достоверно заполнить свою декларацию, но действительно по тем или иным причинам не смог получить данные о стоимости того или иного своего имущества или имущества своих родственников. На а сколько декларантов, зная цену своих богатств, умышленно не ввели эти данные, используя возможность при первой необходимости ответить «мама отказалась сказать, сколько стоит ее квартира»?

За 2020 год в реестр было подано 909 тысяч деклараций украинских чиновников. С помощью технологий машинного анализа редакция Delo.ua проанализировала все декларации за этот год, в результате чего мы выявили, что в 30% случаях, а это в более чем 305 тысячах деклараций, чиновником указан хотя бы один объект, у которого в поле «стоимость на дату приобретения права собственности или по последней денежной оценке» стоит ответ «неизвестно».

Еще в 282 тысячах деклараций в этом же поле стоит «не применяется». Наконец, почти в 31 тысяче документов декларанты указали «член семьи не предоставил информацию». При этом в некоторых декларациях указанные формулировки применяются совместно, поэтому точное количество госслужащих, применяющих подобную уловку, установить не удалось. Однако с уверенностью можно сказать, что каждый третий чиновник «не знает» о стоимости своего имущества или имущества членов своей семьи.

Вот и получается, что вроде бы как и декларацию заполнил, но и от предоставления обществу правдивых данных увильнул. Должно ли на это как-то отреагировать Национальное агентство противодействия коррупции? Более того, оно и реагирует. Редакции Delo.ua известно минимум о двух таких историях, когда НАПК обратилось в правоохранительные органы с требованием открыть уголовное производство на чиновника за то, что он не указал в своей декларации стоимость имущества своих родственников.

Во-первых, этот факт подтверждает, что действовать подобным образом декларантам, по мнению НАПК, незаконно. Но, во-вторых, говорит о том, что НАПК почему-то избирательно подходит к вопросу привлечения к ответственности таких декларантов. Ведь, судя по тому, что так поступает каждый третий украинский госслужащий, таких уголовных производств должно быть сразу 305 тысяч. Но слышали ли вы о таком количестве дел? Мы — нет.

Еще более пикантной становится ситуация, когда в процессе анализа 305 тысяч деклараций с формулировкой «неизвестно» в графах стоимости имущества были обнаружены такие декларации у 865 сотрудников Офиса генерального прокурора Украины, 144 работников Офиса президента Украины, 446 деклараций из Национального антикоррупционного бюро Украины, 131 декларация судей и работников Высшего антикоррупционного суда и, что самое смешное, 205 деклараций у сотрудников и руководства самого НАПК!

А что скажет НАПК на то, что данной хитростью при декларировании воспользовались… генеральный прокурор Украины Ирина Венедиктова, президент Украины Владимир Зеленский и даже сам глава НАПК Александр Новиков?

У главы нашего государства в декларации за 2020 год указана квартира площадью почти 200 квадратных метров, которой он владеет напополам со своим первым помощником Сергеем Шефиром. И в графе «стоимость» этой квартиры президент указал «неизвестно». Также неизвестно, сколько стоят часы президента, среди которых марки Breguet, Tag Heuer и Rolex, и часы его жены Елены Зеленской. В графе «стоимость» напротив дачного домика, домика для отдыха, чайного домика, гаража, КПП и барбекю общей площадью больше четырех тысяч квадратных метров президента Украины Владимира Зеленского указано «не применяется».

«Стоимость неизвестна». Как украинские чиновники нашли новую «лазейку» в электронном декларировании и почему НАПК за это не привлекает Зеленского

Из декларации президента Украины Владимира Зеленского за 2020 год

Много имущества с «неизвестной» стоимостью и у главы комитета парламента по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Данила Гетманцева, который применил лазейку с «неизвестно» махом для первых 16 пунктов в списке объектов своей недвижимости. Не знает он также и цену своих часов, автомобилей жены и торговых марок.

Генеральный прокурор Ирина Венедиктова указала в декларации, что у нее есть право пользования на жилой дом с земельным участком. Общая их площадь почти 1650 квадратных метров, но вот цена также «неизвестна». Аналогичная ситуация с автомобилем Honda CR-V (право пользования принадлежит мужу Венедиктовой) и торговой маркой.

«Стоимость неизвестна». Как украинские чиновники нашли новую «лазейку» в электронном декларировании и почему НАПК за это не привлекает Зеленского

Из декларации генерального прокурора Украины Ирины Венедиктовой

До абсурда ситуацию доводит декларация главы НАПК Александра Новикова. Он с семьей живет на арендованной квартире в Киеве (другого недвижимого имущества у него нет), и цена этой аренды также «неизвестна».

Из декларации главы НАПК Александра Новикова

Но вот ни на главу своего ведомства Новикова, ни на генпрокурора Венедиктову или президента Зеленского НАПК почему-то не инициировало открытия уголовных производств, как оно это сделало по отношению к другим, менее «топовым» госслужащими. Более того, избирательная слепота Национального агентства противодействия коррупции становится очевидной, если внимательно почитать отчеты ведомства. Проверив декларацию президента Владимира Зеленского, агентство подчеркнуло: там нет признаков незаконного обогащения, необоснованности активов и конфликта интересов. При этом «точность оценки задекларированных активов соответствует данным, полученным из имеющихся источников».

Почему же при одинаковых вводных данных, имея на руках декларацию обычного чиновника и декларацию президента страны, где в обоих случаях декларанты указали, что стоимость их имущества неизвестна, в первом случае НАПК инициирует уголовное производство, а во втором публично объявляет, что декларация президента «чиста»? Закон один для всех или все же нет? Такой подход со стороны НАПК делает из него не эффективный карательный антикоррупционный орган, а самый настоящий инструмент давления и избирательного правосудия, что в целом дискредитирует всю антикоррупционную реформу в Украине.

Дмитрий Филипенко, специально для Delo.ua

В тему: Декларации действующих и бывших министров: какие нарушения нашло НАПК

Нардеп Палица не задекларировал расходы на предвыборную кампанию — НАП

На Киевщине депутат горсовета Шапран «скрыл» от НАПК данные об имуществе на 9 млн грн

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, Facebook, CONT, VK и ЯндексДзен — Только досье, биографии и компромат на украинских чиновников, бизнесменов, политиков из рубрики СКЛЕП!

Добавить комментарий