Как команда Деркача заводит контрафакт на АЭС Украины

Почему простаивают в ремонте три энергоблока Запорожской АЭС? Кто поставляет на станцию дизель-генераторы? Как к этому причастен находящийся под американскими санкциями Андрей Деркач? И при чем тут СБУ?

На прошлой неделе на Запорожской АЭС прошло выездное совещание с участием врио президента НАЭК «Энергоатом» Петра Котина и его предшественника на должности врио гендиректора РАЭС Павла Павлышина.

Основным предметом обсуждения стали закупки ЗИПов (запчасти, инструменты, принадлежности) для резервных дизельных электростанций (РДЭС), из-за проблем с которыми ни один из трех энергоблоков Запорожской АЭС не будет выведен из ремонта.

Об этом ранее руководство «Энергоатома» предупредили в Госатомрегулирования. Проблема с запчастями для РДЭС для оператора АЭС не нова. Но еще ни разу она не приводила к тому, что сразу три блока вынужденно простаивают.

Что происходит сегодня на Запорожской АЭС, кто виноват и что делать? На эти вопросы ответы у специалистов есть. Но публично о них говорит разве что издание «Наші гроші», специализирующееся на публичных закупках.

БизнесЦензор попытается нарушить замалчивание этой темы

Что такое РДЭС и почему они находятся под пристальным вниманием ядерного регулятора?

Резервная дизельная электростанция или РДЭС предназначена для подачи электропитания на системы безопасности в случае их обесточивания (потери электроснабжения) для расхолаживания и безопасной остановки реактора.

Это – важный элемент системы безопасности АЭС, внимание к которому усилилось после аварии на АЭС Фукусима.

Там, как известно, именно отказ РДЭС создал проблемы с охлаждением активной зоны реактора и впоследствии привел к взрыву водорода с выходом радиоактивности.

Подчеркнем, сразу после потери РДЭС владелец станции компания TEPCO заявила правительству Японии об аварийной ситуации.

РДЭС – это дизель-генераторная установка, которая представляет собой одноагрегатную электростанцию, обеспечивающую системы безопасности энергоблока по отдельному каналу.

Каждый дизель-генератор оборудуется автономными системами топлива, охлаждения, масла, пускового воздуха, отопления, вентиляции, электроснабжения для собственных нужд.

Для обеспечения высокой надёжности пуска дизель-генераторы модернизированы дублированной схемой запуска. Запуск осуществляется по сигналу от управляющих систем безопасности.

Кроме того, в ходе модернизации в рамках Комплексной программы повышения безопасности на РДЭС предусмотрена модернизация системы автоматического управления (САУ) РДЭС.

Так, в апреле этого года тендер на САУ РДЭС для ЗАЭС выиграло украинское предприятие СНВО «Импульс».

В период эксплуатации энергоблока АЭС резервная дизельная электростанция находится в состоянии постоянного дежурства и предназначена для поддержания работы систем безопасности энергоблока в случае выхода из строя основных источников питания.

РДЭС, установленные еще с пуском энергоблоков в большинстве своем в 70-тых годах, разумеется, требуют модернизаций и капремонтов.

В принципе, сложности «Энергоатом» испытывал со всеми производителями РДЭС, кроме разве что украинского завода им. Малышева (РДЭС на 1 и 2-м блоках РАЭС, где установлены реакторы ВВЭР-440).

Но если с правопреемником югославской Югтурбины (производитель РДЭС для ЮУАЭС) и финской Wärtsilä удалось установить прямое сотрудничество, и в 2019 году она даже выиграла прозрачный тендер в системе Prozorro (заметьте, производитель – не дилер – вышел на публичные торги), то остальным АЭС, где установлены РДЭС производства компании «Русский дизель», приходится куда как сложнее.

И дело не только в том, что дизель – русский. Хотя, если б он был, скажем, финский, сомнительна сама возможность существования такой аферы с участием органов, которые призваны следить за безопасностью, а не зарабатывать на ней. Впрочем, обо всем по порядку.

Почему возникли проблемы с запчастями?

В 1999 году российское государственное предприятие «Русский дизель» обанкротилось и было в 2005 году ликвидировано. Однако правопреемник назначен не был.

Руководство «Русского дизеля» успело перед ликвидацией – в октябре 2001 года – передать права использования на полные комплекты конструкторской, технической и прочей документации, включая подлинники формуляров изделий, дела машин и прочие документы, в бессрочное пользование ЗАО «ПО «Дизель-Энерго», которому также отошли частично производственные мощности «Русского дизеля».

В список этой документации вошли и РДЭС, которые используются на украинских АЭС.

В 2015 году было зарегистрировано другое юридическое лицо с до боли похожим названием – АО «МК «Дизель-Энерго», на сайте которого значится, что оно образовано на базе производственного объединения.

И действительно – его гендиректор Алексей Лазарев до мая 2016 года возглавлял ПО «Дизель–Энерго».

И именно тогда – 30 декабря 2015 года, как минимум дважды, продал техническую документацию на интересующие нас РДЭСы: ООО «Кингисеппский машиностроительный завод» и своему же МК «Дизель-Энерго».

Фирмы долго судились, акционеры Кингисеппского машзавода (КМЗ) за это время успели в 2016 году купить ЗАО ПО «Дизель-Энерго» и обанкротить его. А также – и это главное – получить на КМЗ официально всю конструкторскую и техническую документацию по украинским (разумеется не только, но нас интересуют только они) РДЭСам.

А генеральный директор МК «Дизель-Энерго» Алексей Лазарев даже успел «пройти по делу» за поставки контрафактной продукции питерскому метрополитену.

С июня 2018 года конструкторская документация совершенно легитимно перешла в руки российского предприятия – ООО «Кингисеппский машиностроительный завод», у которого имелись производственные мощности (в том числе и того же «Русского дизеля») и необходимая специализация – производство, ремонт и поставки дизельного, газотурбинного и палубного оборудования.

О этом, соответственно, был уведомлен «Энергоатом» как заказчик продукции.

Итак, решением № 238/1/1/9119 от 21.06.2018, подписанным сразу двумя заместителями министра – промышленности и торговли РФ Олегом Рязанцевым и обороны Алексеем Криворучко, определили «добросовестным приобретателем полного комплекта конструкторской, технологической, эксплуатационной и ремонтной документации на дизели марок 47Б, 58А, 58Д, 61Б, 61В, 67В, 67Е, 64ГА, 68Б, 68В, 68Е, 70Б, 78Г, 82А, 85д, 86Б, 87Г, 88г и, соответственно, дизель-генераторов и электростанций дизельных автоматизированных на их базе ДГ-4000, ДГА-3500, СДГ-5000, АДГ-4000, АДГ-5000, АСД-5600, АСД-6300» является ООО «Кингисеппский машиностроительный завод».

На основании этого же решения, КМЗ был назначен держателем подлинников конструкторской, технологической, эксплуатационной и ремонтной документации, с правом внесения изменений в указанные подлинники документации и проведением авторского надзора в соответствии с требованиями стандарта.

Казалось бы, какие могут быть вопросы, за исключением того, что предприятие российское…

В связи с этим еще в 2015-2016 годах президент «Энергоатома» Юрий Недашковский включил ЗИПы к РДЭС в номенклатуру, подлежащую импортозамещению, нашел предприятие, согласившееся освоить производство и даже попытавшееся выпустить образцы.

В мае 2019 года «Бориславский завод «Рема» подписал с НАЭК «Энергоатом» соглашение об изготовлении опытной партии запчастей к двигателю 78Г дизель-генератора АСД-5600.

Однако уже в сентябре на приемочных испытаниях с участием почему-то СБУ продукция была забракована, а также были изъяты образцы, изготовленные на КМЗ.

Еще одна попытка уйти от зависимости от России в этом вопросе – заменить РДЭСы на любого другого производителя также была пресечена новым руководством по причине отсутствия средств.

А еще пару лет назад было принято решение о реализации такого пилотного проекта на РАЭС и даже определен победитель.

Мировой рынок РДЭС очень конкурентен. На нем работают компании из США, Великобритании, Италии и т.д.

Цена вопроса новых РДЭС от западных поставщиков – до 7 млн евро. То есть, по сегодняшнему курсу около 230 млн грн.

Однако, какие новые РДЭС, когда электроэнергия торгуется новым руководством в ущерб Компании. Тут, дай Бог, чтобы покрыть производственную себестоимость, включая зарплаты персоналу. На инвестиции из прибыли денег при таком подходе точно хватать не будет…

Итак, производителей запчастей осталось два – КМЗ и МК «Дизель-энерго». С одним существенным отличием: у первого есть вся необходимая техническая документация, производственные мощности и опыт поставок на российские АЭС. А также лицензия российского ядерного регулятора.

И более того, есть договора с официальным дилером, заключенные по результатам тендеров в системе Prozorro. Разумеется, с нижней ценой…

И, что чрезвычайно важно, результаты проведения обследования предприятия комиссией «Энергоатома», включая систему качества и наличие конструкторской документации, что было зафиксировано в Решении об утверждении поставщика № РШ-П 0.05.126-19 от 20 ноября 2019 года, подписанного первым вице-президентом «Энергоатома» Александром Шавлаковым.

У второго – ничего из вышеперечисленного. И это хорошо известно руководству НАЭК «Энергоатом».

Что же есть тогда у МК «Дизель-энерго»?

Кроме обвинений в поставках контрафактной продукции (в том числе и в России), у МК «Дизель-энерго» есть отправленный «Энергоатому» в 2018 году некий бюллетень 5600-8-98БЭ по повышению безопасности АСД-5600.

Причем этот бюллетень, по информации КМЗ, был направлен только на украинские АЭС, «никогда не использовался и не направлялся другим эксплуатирующим организациям, на которых установлены дизельные установки АСД 5600».

Согласно этому бюллетеню на АЭС должны формировать заявку на ЗИПы в ходе ремонтных работ. Но ссылки на него отсутствуют в действующих нормах, правилах и стандартах. Да и в своем распоряжении тогдашний вице-президент «Энергоатома» Александр Шавлаков говорит: бюллетень использовать дополнительно, не как руководство.

Само по себе наличие этого бюллетеня ничего не значит – заявка должна формироваться согласно комплекту рабочей конструкторской документации, которую производитель передал на АЭС еще в момент поставки оборудования. Так, собственно, и делали все АЭС до последнего времени.

Пока не появилось письмо Госатомрегулирования (ГИЯР) от 25 августа 2020 года за подписью его главы Григория Плачкова, в котором говорится, что использование продукции ООО «КМЗ» на текущий момент является невозможным.

Причем аргументы, которые использует автор, говорят о модификациях элементов, а не о типовом производстве согласно авторской конструкторской документации, единственным собственником которой является КМЗ.

Напомним, что в соответствии со ст. 33 Закона Украины «Об использовании ядерной энергии и радиационной безопасности» эксплуатирующая организация несет полную ответственность за обеспечение ядерной и радиационной безопасности ядерных установок и несет ответственность за ядерный ущерб.

Именно «Энергоатом» отвечает за квалификацию поставщиков товаров и услуг на АЭС, для чего существуют соответствующие процедуры. Национальный регулятор не имеет никакого отношения к поставщикам и, соответственно, не обязан вникать в тонкости взаимоотношений поставщиков и оператора.

Потому в преамбуле письма ГИЯР и идет цитирование письма НАЭК «об отсутствии у КМЗ в полном объеме конструкторской документации для запасных частей из состава АСД-5600», а также напоминание оператору, что в соответствие с Положением о Госатомрегулировании, утвержденному постановлением Кабмина №363 от августа 2014 года, ГИЯР не имеет права вмешиваться в хозяйственную деятельность НАЭК и его обособленных подразделений.

В заключении письма Госатомрегулирования опять пишет о том, что «принимая во внимание информацию, что содержится в письме НАЭК «Энергоатом» от 21.08.2020, использование продукции КМЗ… на текущий момент не является возможным».

Таким образом, оператор ввел в заблуждение Госатомрегулирования, а по-простому, откровенно соврал, что у КМЗ отсутствует документация, которую своими глазами на предприятии видела команда Энергоатома при его посещении, после чего и появилось решение Шавлакова в ноябре 2019 года об утверждении в качестве поставщика КМЗ.

Более того, практически сразу глава Госатомрегулирования дал разъяснение адвокатам Inkla Trading, что его письмо не является решением Регулятора, поскольку оно не оформлено как «припис, розпорядження або постанова» Главного государственного инспектора (эту должность Григорий Плачков уже второй месяц совмещает с должностью главы Госатомрегулирования).

Но это не помешало НАЭК «Энергоатом» отказаться от поставок продукции Кингисеппского машиностроительного завода и уже в сентябре заключить ряд договоров на поставки ЗИП от МК «Дизель-Энерго», ссылаясь на письмо Госатомрегулирования.

16 октября компания сообщила о намерении заключить соглашение с эстонской ISG Supply OÜ на 3,47 млн евро по сокращенной переговорной процедуре из-за возникновения «особых экономических обстоятельств с немедленной ликвидацией чрезвычайных ситуаций».

А до этого, 30 сентября ЗАЭС заключила сразу 5 договоров с той же ISG Supply OÜ на те же запчасти от МК «Дизель Энерго», но без тендеров, раздробив заказ на 5 допороговых закупок.

Все закупки проводились согласно бюллетеню, который не соответствует комплекту рабочей конструкторской документации, которая находится на ЗАЭС.

К концу октября 2020 года таких договоров, заключенных с ISG Supply OÜ без тендера, путем разбивки на допороговые закупки, уже насчитывается 14.

Еще ранее – накануне появления письма регулятора – 13 августа 2020 года ЗАЭС в одностороннем порядке (что не предусмотрено документом) расторгает договор с официальным поставщиком Кингисеппского машиностроительного завода, который был заключен 12 ноября 2019 года по результатам торгов на Prozorro, где, как мы видим, дилер КМЗ Inkla Trading&Engineering GmbH заявилась и победила с нижней ценой.

Расторгает на основании результатов входного контроля в апреле-мае 2020 года, где ЗАЭС сначала забраковала 5 позиций из 14, а потом передумала и забраковала оставшиеся 9.

Причем, по имеющейся информации, поставленные и отбракованные ЗАЭС ЗИП поставщику не возвращены.

Доказать факт брака также невозможно: совместно с актами на отбракованную продукцию для ЗАЭС, демонстрируются фотографии детали, взятые с поставки на другую станцию, с нанесенной сверху смазкой непонятного происхождения. Понять в какой момент она была нанесена на них без расследования невозможно.

Почему мы так подробно описываем очередной эпизод в деле с запчастями для РДЭС, которое тянется уже много лет, причем с активным участием СБУ на стороне поставщиков контрафактных изделий?

Допущенные к торгам в Энергоатоме фирмы-поставщики «МК «Дизель-Энерго» прилагали договор от 14 февраля 2020 года, по которому «Дизель-Энерго» заказывает изготовление металлических изделий по чертежам «Русского дизеля» в судоремонтной эстонской компании Victoria Repair Group OÜ.

Информации о том, что она имеет лицензию ядерного регулятора на производство продукции для АЭС нет. О ее опыте производства для атомной отрасли публичная информация тоже отсутствует.

Решение об отклонении КМЗ как поставщика №РШ-П 0.05.089-20 в «Энергоатоме» оформили 17 сентября 2020 года, а полутора месяцами ранее оформили решение об утверждении поставщиком АО «МК «Дизель-Энерго» без аудита предприятия, его системы качества и ознакомлении с конструкторской документацией, что является нарушением процедуры квалификации поставщика.

Вместо этого Оператор АЭС в качестве основания для принятия решения приводит акты отбраковки (все до единого – какой сюрприз от 2020 года) и отчет от 22.06.2020 о проведении внеочередной оценки изготовителей запчастей для дизель-генераторных установок – АО «МК «Дизель-Энерго» (у которого, повторимся, нет необходимых заводских мощностей) и ООО «Кингисеппский машиностроительный завод».

И визирует этот документ Сергей Брыль, на тот момент еще исполнительный директор по качеству (в октябре его уволили). Тот же Брыль, который при предыдущей власти проводил процедуру квалификации ООО «КМЗ» и утверждал его в списке поставщиков.

Другой подписант – директор по ремонту Михаил Ковальчук – уже новый персонаж. Его предшественник Андрей Лисица в сентябре вернулся работать на ОП «Атомремонтсервис».

На самом деле, состряпанный на коленке документ многое объясняет. В том числе и то, зачем этим летом многолетний помощник Андрея Деркача, будущий кадровик «Энергоатома» Олег Бояринцев регулярно посещал главу ГИЯРУ Григория Плачкова.

Что дальше?

На прошлой неделе и.о. министра энергетики Ольга Буславец провела совещание, где предупредила Энергоатом о том, что ему придется увеличить выработку. В осенне-зимний период, в отличие от второго-третьего квартала, энергосистема будет испытывать дефицит мощностей.

Помните, все лето руководство атомного оператора жаловалось на дискриминационный подход министерства и балансовые ограничения? Времени на ремонты должно было бы хватить.

По состоянию на 28 сентября на втором блоке ЗАЭС шли 78-е сутки среднего планового ремонта, на четвертом – 179-е капитального, на пятом – 195-е.

Но нет. Оптимизировать график ремонтов Энергоатом не успевает как раз по причине отмены торгов по РДЭС: выполнять имеющийся он планирует за счет сокращения ремонта на Ровенской АЭС, пока на ЗАЭС будут простаивать три энергоблока, где компании лихорадочно потребовалось заменить поставщика продукции.

Как в таких условиях (и кем?) будет проводиться приемка ЗИПов для РДЭС для трех блоков ЗАЭС? На той самой ЗАЭС, которая совсем недавно – 24 сентября «поймала» нарушение по шкале INES первого уровня на простаивающем блоке №4 как раз по причине отключения защитой дизель-генератора №3.

В операторе украинских АЭС на сегодняшний день отсутствует полноценное профессиональное руководство, которое не только понимает, но и несет ответственность за ядерные риски.

Нельзя считать полноценным руководителем врио президента Петра Котина, который пятый месяц занимает эту должность при отсутствующем опять-таки полноценном первом вице-президенте – техническом директоре.

Из назначенных Кабмином без приставки и.о. в компании работают только два вице-президента. Причем оба не имеют ни малейшего отношения к ядерной отрасли.

Зато один – Герман Галущенко имеет прямое отношение к находящемуся под персональными санкциями США Андрею Деркачу.

А второй – Хартмут Якоб, как очередной раз было озвучено на прошлой неделе, к президенту РФ Владимиру Путину.

За кадры отвечает Олег Бояринцев – многолетний помощник по депутатской и сумской деятельности Деркача.

Сможет ли им противостоять ядерный регулятор? Вряд ли. В одном лице Григория Плачкова – и глава Госатомрегулирования, и главный государственный инспектор, не имеющий опыта работы на АЭС.

Может ли им препятствовать врио президента Компании Котин, единственный среди первых руководителей «Энергоатома», кто имеет профессиональное образование? Вряд ли, с учетом того, что компания Inkla Trading&Engineering GmbH имеет отношение к его сыну Илье.

С назначением Петра Котина (а точнее – с приходом Галущенко, поскольку статус гендиректора ЗАЭС Котину не мешал заключать договора с побеждавшей на тендерах компанией) с Inkla Trading расторгли или прекратили выполнять все предыдущие контракты, поскольку она представляет конкуренцию компаниям, которые лоббирует СБУ.

Чем закончится вся эта история, если президенту Украины Зеленскому в срочном порядке не объяснят, чем чревато непрофессиональное руководство компанией-оператором АЭС?

Принятием законопроекта 4216, которым «слуга народа» Сергей Нагорняк предлагает вывести из-под действия Закона «О публичных закупках» продукцию СВБ (систем, влияющих на безопасность)?

Чтобы никто не знал, какие ржавые запчасти с Игналины или выводящихся в Германии с эксплуатации АЭС устанавливают на атомные блоки очередные мародеры под чутким руководством 5-й колонны СБУ?

На Хмельницкой и Южно-Украинской АЭС эта номенклатура составляет около 350 наименований, на Ровенской АЭС – около 600, на ЗАЭС – почти 1000. Пугающие цифры.

В тему: НАЕК «Енергоатом»: Корупція в деталях і персонах. Спецвипуск

Как Деркач «отжал» булаву у Терещенко

Кто остановит бесчинства экс-регионала Павлышина на Ровенской АЭС?

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, Facebook, CONT, ВК и ЯндексДзен — Только досье, биографии и компроматы на украинских чиновников, бизнесменов, политиков из рубрики СКЛЕП!

Как команда Деркача заводит контрафакт на АЭС Украины обновлено: 30 октября, 2020 автором: Redactor

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий