Феликс Черток: наследник криминальных капиталов отца и торговец винами оккупированного Крыма

Феликс Черток: наследник криминальных капиталов отца и торговец винами оккупированного Крыма

Феликс Черток: наследник криминальных капиталов отца и торговец винами оккупированного Крыма

Имя Феликс Борисович Черток мало что говорит широкой общественности. Даже в Днепре, где прошли годы становления Феликса Борисовича, о нем знают не так уж много. Хотя значительная заслуга в таком неведении принадлежит самому Чертку – он не то чтобы уж очень избегает публичности, но особо к ней и не стремится, пишет Антикор.

Впрочем, причины не особо «отсвечивать» у Феликса Борисовича есть. Как, впрочем, и причины не особо бояться популярности. Так что, скорее всего, такая непубличность – просто привычка из бурной молодости и результат влияния отца, относительно которого слово «отсвечивать» гораздо более корректно, чем к сыну.

Несмотря на то, что речь пойдет о Феликсе Чертке, его отца, Бориса Аркадьевича Чертка, не упомянуть в повествовании просто невозможно. Потому что именно он дал «путевку в жизнь» своему сыну. Дело в том, что основы успеха будущего «виноводочного» короля Феликса Чертка были заложены, когда он был еще школьником.

Потому что его отец, Борис Черток, сделав в жизни неверный шаг – свернув на кривую дорожку нарушителей закона – следующие шаги в жизни делал правильно. И потому, выйдя после очередной отсидки, примкнул к бригаде самого известного в то время днепропетровского авторитета и отца-основателя местного рэкета Александра Мильченко, или Матроса.

Борис Аркадьевич, более известный в узких кругах под именем «Седой», и стал одним из учредителей и акционеров в качестве держателя бандитской доли в ЗАО «Алеф-Виналь». Он же свел сына с владельцем компании «Алеф», набиравшим в начале девяностых обороты днепропетровским бизнесменом Вадимом Ермолаевым, с которым впоследствии Феликс Черток и занялся производством и ввозом спиртных напитков. И вместе с Ермолаевым, при активнейшем участии «Матроса», и была создана «Алеф-Виналь». Чтобы понимать, о ком идет речь – то сейчас Ермолаева называют криминальным королем воров, коньяков и контрабанды Днепра.

Ныне упомянутая доля принадлежит сыну Бориса Аркадиевича, Феликсу. Правда, если кто попробует отыскать в реестрах ЗАО «Алеф-Виналь», его ждет разочарование. На запрос выбивается шесть фирм, одна даже с почти идентичным названием:

Феликс Черток: наследник криминальных капиталов отца и торговец винами оккупированного Крыма

Феликс Черток: наследник криминальных капиталов отца и торговец винами оккупированного Крыма

Но именно «Алеф-Виналь», без всяких буковок, найти невозможно. Да и ООО «Алеф-Виналь-С» тоже уже прекратило свое существование.

Секрет прост – в 2020 ЗАО «Алеф-Виналь» изменило свое название, как и вид деятельности:

Феликс Черток: наследник криминальных капиталов отца и торговец винами оккупированного Крыма

Феликс Черток: наследник криминальных капиталов отца и торговец винами оккупированного Крыма

Кстати, обратите внимание – переименованию предшествовала чехарда с акционерами, которыми оказались банальные оффшоры. К чему, казалось бы, фирме, котораоя занималась забором и очисткой воды, прятаться за оффшорами? Это к тому же не исключение – все фирмы, к которым причастен Феликс Черток (а это, как минимум, еще четыре компании) прикрыты чередой прокладок:

Феликс Черток: наследник криминальных капиталов отца и торговец винами оккупированного Крыма

Разве что ООО «Торговый дом АВ» избежало такой участи и Феликс Борисович владеет ним самолично:

Но и ООО «Торговый дом АВ» постигла печальная участь оказаться в санкционных списках СНБО, США, Канады, Евросоюза, Великобритании и далеких Австралии и Японии:

Почему же фирма, основным видом деятельности которой указывается «оптовая торговля напитками», ухитрилась попасть аж в восемь санкционных списков, вызванных войной России против Украины?

А все банально просто – значительная часть мощностей «Алефа» находилась в Крыму. И там же она и осталась после аннексии. И Черток вместе с Ермолаевым отнюдь не выказали патриотизма и отказались вести бизнес с оккупантами. Они решили, что у бизнесменов нет Отечества.

Потому и решили производители вин «Золотая амфора» и коньяков «Клинков», что надо зарегистрировать крымские мощности в России, признав ее юрисдикцию над оккупированным полуостровом. В то же время они понимали, что такой фокус вряд ли понравится на материковой Украине.

Потому в России осталось ЗАО «Алеф-Виналь», которое продает в России «вино с защищенным географическим указанием Крым». А в Украине «Алеф-Виналь» исчезло, сменив название.

Но терять украинский, а тем более – европейский рынок, где Черток тоже реализовывает свою продукцию, бизнесмен не собирался. Потому вина торговых марок «Золотая Амфора», Villa Krim, «Старый Крым», коньяки Klinkov, «Жан-Жак», а также водка GreenDay и Helsinki «разливаются в Украине» и продаются, не подпадая под санкции ЕС и США, которые запрещают торговлю продукцией, произведенной в Крыму. Разлив вин, как утверждают в ООО «Торговый дом АВ», происходит в городе Синельниково Днепропетровской области, в котором якобы находятся основные производственные мощности.

Но между тем все прекрасно понимают, что сырье для вина поступает из Крыма, где и выращивается виноград для его производства. В частности, для этого еще двадцать лет назад была куплена агрофирма «Бурлюк», переименованная впоследствии на «Алеф Бурлюк» и ликвидированная в прошлом году. Впрочем, ликвидирована она как юридическое лицо в Украине. В России же она продолжает функционировать и выращивает виноград для четырех заводов группы «Алеф». Все вина изготавливают на АО «Старокрымское», коньяки ‒ на «Заводе марочных коньяков «Багерово», а перерабатывает и производит коньячный спирт «Алеф-Виналь-Крым» в поселке Почтовое. В Крыму у «Алеф-Виналь» есть два собственных виноградника: 800 гектаров в поселке Каштаны и более 1000 гектаров в поселке Первомайское.

Где расположены виноградники «Алеф-Виналя», ныне «Кетер Инвест», в Днепропетровской области, установить не удалось за неимением таковых. Как и тот факт, почему вина производит фирма, основным видом деятельности которой является «забор, очистка и поставки воды».

А теперь вернемся к вопросу оффшоров, прокладок и переименований фирм, принадлежащих Феликсу Чертку. Все эти «кульбиты» он вынужден был сделать после того, как деятельность принадлежащих ему фирм стала достоянием общественности и в торговле винами, произведенными на оккупированном полуострове, стали возникать проблемы.
Если все максимально упростить для понимания процессов, то канва событий следующая: ООО «Алеф-Виналь-Крым» зарегистрировано в ноябре 2014 года. Основателем выступило ОАО «Бурлюк», на эту же структуру записано более 90% российского «Алеф-Виналь». В свою очередь, учредителем «Бурлюка» стало украинское ЗАО «Алеф-Виналь» (ныне — «Кетер Инвест»).

Среди основателей «Алеф-Виналь-Крым», кроме «Бурлюка», есть еще четыре кипрские компании: Amadon Limited, AD Vinal Invest Limited, Dreamdestiny Holdings Limited и Promila Enterprises Limited. Три последние также в равных долях владеют и самым «Бурлюком» — хотя украинское юридическое лицо «Бурлюк» ликвидировано, вы же понимаете, что виноградники в Крыму никуда не делись, как и их владельцы Черток и Ермолаев.

Контрольный пакет акций (50%) украинского «Алеф-Виналь» («Кетер Инвест») до конца 2018 принадлежал австрийской компании Alef Investment Holding GmbH. Ее директором является, по данным официального реестра, гражданин Украины Вадим Ермолаев. Остальные 50% были поровну разделены между двумя кипрскими компаниями, которые упоминались ранее.

В ноябре 2018 года компания продала свою долю в ЗАО «Алеф-Виналь» (ныне — «Кетер Инвест») оффшору с Британских Виргинских островов ‒ Ac-Terra International LTD, его директор ‒ тот же Вадим Ермолаев. Контроль менеджера над компанией также подтверждается решением Антимонопольного комитета Украины от 26 июля 2016 года.

Одной из кипрских компаний ‒ AD Vinal Invest Limited ‒ одновременно принадлежат доли в украинском «Алеф-Виналь» («Кетер Инвест»), российском «Алеф-Виналь-Крым» и российском же ОАО «Бурлюк». Оффшорной структурой обладают: на 0,53% главный технолог «Алеф-Виналь» («Кетер Инвест») и гражданин Болгарии Боян Борисов, а на 99,47% ‒ компания из Белиза Record Trading Limited. Узнать о ее конечных бенефициарах невозможно. Это если кратко. Тех, кто хочет знать подробности, отсылаем сюда: Феликс Черток: что известно о его многомиллионных компаниях, участии в схемах «Алеф-Виналя» и судебных разбирательствах.

Именно после того, как журналисты раскрыли все эти схемы, Феликсу Чертку пришлось ликвидировать юридическое лицо «Алеф-Бурлюк» и срочно переименовать «Алеф-Виналь». Впрочем, последний это спасло только от публичного внимания – юридическое лицо, как его не переименовывай, остается со всеми своими обязательствами и активами. И санкциями – ЧАО «Кетер Инвест» имеет тот же набор санкционных списков, что и остальные предприятия Чертка. Почему он не ликвидировал уже засветившуюся фирму – неизвестно. Возможно, это не дает сделать та самая доля, которая перешла ему от отца, уважаемого Бориса Аркадьевича Чертка-«Серого».

Другой вопрос – почему торговлей с оккупантами не интересуются отечественные правоохранители – чисто риторический. Ко всему же у Феликса Чертка, помимо традиционных механизмов влияния на украинскую Фемиду – коррупции – имеется еще один. Иногда – гораздо более действенный, чем подкуп и запугивание.

Дело в том, что Феликс Борисович – уважаемый член попечительского совета Днепропетровской еврейской общины. И речь совсем не о «еврейском заговоре», как может подумать недальновидный читатель. Дело в личности человека, который эту общину возглавляет. Это – глава правления Объединённой еврейской общины Украины Шмуэль Каминецкий. И он никогда не стеснялся ставать на защиту членов своей общины, обвиняя тех, кто пытается чем-то помешать последним, в антисемитизме. Причем абсолютно неважно – есть таковой или нет. Главное – сказать. А в современных условиях обвинений в антисемитизме боятся пуще огня. При всем уважении к раввину, к сожалению, иногда таким его (достойным всяческой похвалы, кстати!) отношением к собратьям пользуются и не совсем достойные люди. Среди последних, как вы догадываетесь, и Феликс Борисович Черток, наследник криминальных капиталов своего отца и беспринципный торговец винами оккупированного Крыма.

P.S. При подготовке материала о Феликсе Чертке мы наткнулись на обрывок любопытного документа от министерства финансов Республики Казахстан, датированного 2019 годом

Вряд ли это простое совпадение имен – кроме того, что Феликс Черток достаточно редкое сочетание, речь идет о гражданине Украины. Что это за афера, в которую влез Феликс Черток в Казахстане в 2019 году – можно лишь догадываться. Но, судя по контексту, речь идет о неуплате налогов, причем по мелочи. Что для такого матерого афериста просто позорно.

Автор статьи: Михаил Соколов

ДОСЬЕ: Вадим Ермолаев: днепровский король воров, коньяков и контрабанды. ЧАСТЬ 1

В тему: Новые «авторитеты» и новый передел собственности

От наперстков до Томоса. Жизненный путь бизнесмена Александра Петровского, который помог создать ПЦУ

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, Facebook, CONT, VK и ЯндексДзен — Только досье, биографии и компромат на украинских чиновников, бизнесменов, политиков из рубрики СКЛЕП!

Добавить комментарий