Браслет особого назначения. Как политики сидят под домашним арестом

Как Медведчуку живется с электронным браслетом и почему полиция ненавидит устройство

Электронные браслеты, или же электронное средство контроля обвиняемого, в Украине так и не стали массовой мерой пресечения, хотя их уже примеряли довольно известные люди. А на днях браслет надел лидер ОПЗЖ, один из самых богатых людей в Украине Виктор Медведчук. Почему браслеты надевают только на избранных, в чем здесь коррупция и как издеваются над полицией, узнали «Вести».

«Это напрягает»

На прошлой неделе полиция надела электронный браслет на депутата Верховной Рады Виктора Медведчука, которого суд отправил под круглосуточный домашний арест. Его подозревают в госизмене, нарушении правил ведения войны и покушении на разграбление национальных ресурсов в украинском Крыму. По сути, только по статье «Госизмена» положен арест и помещение в СИЗО без права выхода. Но нардепу, можно сказать, повезло, он будет сидеть дома в комфорте и тепле, правда, без права выходить без острой необходимости. А к этому относится посещение следователей, суда или врачей.

Собственно, «обраслеченными», кроме Виктора Медведчука, уже побывали его коллеги по ВР — нардеп от «Слуги народа» Александр Юрченко, которого подозревают в получении взятки за внесение предложений к законопроекту, а также нардеп Ярослав Дубневич, которого обвиняли в лоббировании выделения средств «Укрзализныце» на закупку товаров у подконтрольных ему предприятий. Браслет носил и экс-президент государственной корпорации «Укрбуд» Максим Микитась, подозреваемый в присвоении имущества Нацгвардии, и бывший заместитель министра по вопросам оккупированных территорий Юрий Грымчак, проходивший по делу о вымогательстве $1,1 млн, и экс-глава ГФС Роман Насиров. И даже сын самого министра внутренних дел Александр Аваков, проходивший по «делу рюкзаков», проданных МВД по завышенной цене, смог на собственном опыте оценить достоинства и недостатки данного электронного устройства.

А само устройство носителю покоя не дает, рассказал «Вестям» один из тех, кто испытал его на себе.

«У меня браслет четыре месяца стоял на ноге, но привыкал я к нему долго, так как были нюансы. Нет, на ногу он не давил, давил на психику — нужно было постоянно следить за трекером, чтобы он был заряжен. А как-то я зашел к соседу, но не рассчитал расстояние. К счастью, все обошлось, на первый раз наряд не высылали, позвонили и попросили вернуться. Когда все время контролируешь расстояние, когда «гуляешь» на балконе, а перед тем как ехать к следователю или адвокату, тебе надо ставить в известность полицию — это все напрягает. Это хорошо, что у меня жена и дети — они мне все приносили, что надо. А вот холостяку будет трудно, если он сразу не договорится, чтобы его отпускали на расстояние до ближайшего магазина. Ведь если нарушишь, могут изменить меру пресечения и отправить в СИЗО, а это еще хуже, чем дома на привязи сидеть», — говорит киевлянин Валерий.

Как все устроено

Сам браслет сделан из пластика и закрепляется на руку или ногу вплотную к телу, чтобы «чувствовал» тепло. В устройство вмонтированы специальные датчики, которые контролируют контакт с телом, целостность ремешка и замка, батарейку питания и связь с передатчиком. С помощью специальных плоскогубцев браслет защелкивается на одноразовый замок. Когда его будут снимать, замок сломают и выбросят. Сам же браслет можно использовать снова.

В придачу к нему идет передатчик, GPS-трекер, который должен постоянно находиться рядом с браслетом. На открытой местности — не дальше 60 метров, а в помещении (например, в квартире) — это 5–10 метров. Устройство принимает сигналы от нескольких базовых станций мобильных операторов, расположенных поблизости. И передает на сервер контрольного пункта координаты арестанта. Работает прибор с обыкновенной сим-картой, требует зарядки примерно один раз в сутки. На трекер можно позвонить, а вот сделать исходящий вызов не получится.

Электронный ключ, активирующий систему, хранится у сотрудника полиции. А данные о каждом арестанте заносят в программу. И если он в дозволенной зоне и вовремя заряжает передатчик, то система через определенные промежутки времени просто передает на сервер сигнал о том, что она в рабочем состоянии. Если человек выйдет за периметр — появится красная стрелка пути следования. Если же покинул территорию, трекер начинает передавать координаты браслета на пульт — идет сигнал тревоги, и по адресу выезжает патруль полиции. Также сигнал тревоги подается, если браслет отделился от тела, если разрезали ремень, если браслет далеко «ушел» от трекера и если исчез сигнал.

Впрочем, были случаи, когда с браслетом не церемонились. Уже покойный ректор Налоговой академии и нардеп Александр Мельник, подозреваемый во взяточничестве, просто срезал браслет и сбежал из-под домашнего ареста за границу.

Коррупционная составляющая

Меру пресечения в виде «домашнего ареста с электронным браслетом» авторы нового УПК, вступившего в силу в 2012 году, объясняли тем, что это должно разгрузить переполненные СИЗО и сократить расходы на содержание подозреваемых (обвиняемых). И, по идее, люди должны быть заинтересованы в таком методе — это же лучше, чем камера. В 2013 году МВД закупило 527 электронных браслетов, и одним из первых, кто его примерил, был как раз экс-ректор Александр Мельник.

В прошлом году в подразделениях Нацполиции Украины числилось 829 электронных браслетов, из них в технически исправном состоянии было 465. В этом году, как отмечает адвокат Алексей Баганец, еще меньше, потому что суды сегодня крайне редко применяют электронное средство контроля.

«Во многих случаях он действительно помогает контролировать подозреваемого, хотя были прецеденты, когда его снимали и убегали. При домашнем аресте обязательно должны применять браслет, но их на всех не хватает. И тут даже просматривается полукоррупционная составляющая, когда суды выносят постановление о домашнем аресте без обязательного ношения браслета, так как его нет в наличии. Ведь каждый из подозреваемых и его адвокат заинтересованы в том, чтобы не надевали электронный браслет, который реально сковывает передвижение. Но как вспомогательное средство по соблюдению возложенных процессуальных обязательств он действенный. Говорить же, что он на 100% гарантирует соблюдение домашнего ареста, я не возьмусь. Умельцы есть, которые могут придумать, как обмануть систему», — объяснил «Вестям» Алексей Баганец.

В полиции «Вестям» рассказали, с электронными браслетами возня еще та. Закупили в 2013 году чуть больше 500 устройств на всю Украину, включая Крым и Донбасс, при потребности в 50 тысяч штук как минимум. Всего МВД планировало потратить на проект «Браслеты» порядка 216 млн грн, а стоимость одного комплекта была 17,2 тыс. грн. Их поставляла компания Benish GPS Ukraine. Но в 2014 году пришло новое руководство МВД, и закупкой уже никто не занимался. Так, подкупили еще 500 штук, и на этом все завершилось. С учетом того, что техника не вечна, неудивительно, что сегодня исправными и пригодными к использованию остались около 400 штук на всю страну.

Как издевались над полицией

По большому счету, как признаются в полиции, для них подопечный с электронным браслетом — еще та головная боль, потому что не все из его носителей выполняют предписания, а некоторые реально издеваются.

«Электронные браслеты на подозреваемых или обвиняемых — это сплошная головная боль. Во-первых, у некоторых периодически сам по себе пропадает сигнал, возможно, это от того, что они уже давно эксплуатируются. Во-вторых, часто сами же «арестанты» глушат сигнал, чтобы хоть как-то дать себе волю. В-третьих, попадаются клиенты, которые специально делают ложные вызовы, чтобы к ним постоянно приезжали патрульные или же бежал участковый. А это может быть ночь. Был как-то один кадр, жил в частном доме в райцентре. Когда браслет надевали, было условие — радиус действия расширить, так как уборная на улице. Навстречу пошли, до уборной отмерили расстояние и подключили. Так он, паразит, каждый раз, когда по нужде ходил, специально руку с браслетом вытягивал за пределы участка. Срабатывал сигнал о нарушении периметра, ему звонили, а если он не отвечал, то выезжала полиция. Пока не сказали, что напишут докладную, и вместо дома он уедет в СИЗО, он все игрался. А ведь были случаи, когда у подозреваемого загорелся дом. Он выскочил, а трекер остался в доме. И когда приехали пожарные, он умолял залезть в дом и достать трекер, чтобы не пойти в тюрьму. Но там уже хорошо горело. В общем, адвокат тогда помогал разрешить ситуацию», — рассказывает «Вестям» сотрудник полиции Николай Зубко.

По сути, как отмечают в полиции, когда вводили в эксплуатацию электронные браслеты, планировали создать специальное подразделение по обслуживанию их и специальный мониторинговый центр. Но этого так и не произошло. А сейчас фактически отсутствует круглосуточное наблюдение за человеком в онлайн-режиме, так как это возложено на дежурную часть, и там могут отвлекаться. Да и если будет вызов, то как быстро приедут проверить патрульные — одному богу известно. Поэтому сегодня полиция не заинтересована в их использовании и не приобретает новые.

«Но есть еще одна проблема — отсутствие мобильной связи в отдаленных уголках областей. Если раньше вышек мобильных операторов по регионам было очень много, то сегодня остались единицы, и у них слабое покрытие. То есть часто пропадает сигнал или же вообще не тянет в некоторых селах. Поэтому сегодня браслет могут применить только в крупных городах», — подчеркивает сотрудник полиции.

В тему: Схемы на ярмарках и парковке. В чем обвиняют людей Кличко

Только кэш. Из-за санкций СНБО политики и бизнесмены снимают средства со счетов и отвозят их в «комнаты денег»

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, Facebook, CONT, VK и ЯндексДзен — Только досье, биографии и компромат на украинских чиновников, бизнесменов, политиков из рубрики СКЛЕП!

Браслет особого назначения. Как политики сидят под домашним арестом обновлено: 20 мая, 2021 автором: Redactor

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий