Атомная рулетка. Зачем в Украине запустили все 15 блоков АЭС и что значит отключение от России и Беларуси

Атомная рулетка. Зачем в Украине запустили все 15 блоков АЭС и что значит отключение от России и Беларуси

Атомная рулетка. Зачем в Украине запустили все 15 блоков АЭС и что значит отключение от России и Беларуси

В феврале украинская энергосистема будет тестировать автономный режим, то есть, работать без перетоков из РФ и белорусского импорта, пишет Страна.

Украинский энергорынок вышел на рекорд. 30 января из планового ремонта вывели энергоблок № 4 Ривненской АЭС. Также запустили блоки, которые ранее отключались в аварийном режиме (на Хмельницкой и Запорожской АЭС). Таким образом, в работе сейчас все 15 атомных блоков.

Сам факт полного включения атомки не стал неожиданностью — о планах запустить все блоки не так давно заявили после первого в этом году СНБО.

Впрочем, у экспертов по поводу атомного рекорда немало вопросов.

«Начнём с того, что в этом не было необходимости — запускать все блоки в выходные и в теплую погоду, на фоне снижения потребления. При этом атомные блоки были загружены не на полную мощность, а оператор ограничил подачу зелёного тарифа в сеть, но оплатил ее. По сути, это больше показуха, чем реальная потребность», — говорит эксперт энергорынка Олег Попенко.

«Включение в большей мере политическое. Хотя нельзя сбрасывать со счетов недавний дефицит электроэнергии, из-за которого Украине пришлось запрашивать аварийную помощь у Беларуси. По-хорошему, нужно было активизировать ТЭС, но там нет угля. Поэтому решили по полной задействовать АЭС», — пояснил нам аналитик Института стратегических исследований Юрий Корольчук.

Отдельный вопрос — насколько усиленная эксплуатация атомных блоков безопасна.

«По безопасности для населения особой угрозы не вижу — в случае сбоя автоматика просто все выключит. Но для самих блоков есть риски усиленного износа. Непонятно, сколько они смогут проработать в таком режиме, и не начнут ли уже вскоре останавливаться на ремонты. В таком случае есть риски разбалансировки энергосистемы, массовых отключений промышленности и населения», — говорит Корольчук.

Эти риски увеличиваются в связи с готовящимся «тестированием» украинской энергосистемы — отключением ее на три дня от ОЭС с Россией и Беларусью. Это делается в рамках подготовки к синхронизации с европейской энергосистемой.

Понятно, что три дня — не срок. Но вопрос в том, удастся ли подключиться обратно. На этот счет уверенности у экспертов нет.

Поэтому по рынку уже гуляют страшилки о блекауте.

Разбирались, что ждет украинский энергорынок и поможет ли включение 15 блоков АЭС.

Атомный рекорд

О том, что этой зимой атомная энергетика будет работать на полную мощность, власти заявляли уже давно. Но до последнего времени удавалось одновременно эксплуатировать максимум 14 блоков. И то не без проблем. Мы уже писали, что в аварийном режиме недавно отключалось несколько блоков АЭС (в частности, на Хмельницкой и Запорожской станциях) — срабатывала автоматика. Из-за этого Украине пришлось запрашивать аварийную помощь у Беларуси, но на рынке все равно возник дефицит и взлетели цены.

Тем не менее атомку упорно тянули к рекорду.

И вот 30 января «Энергоатом» сообщил о подключении к системе блока № 4 Ривненской АЭС. На то время аварийно выключавшиеся блоки Хмельницкой и Запорожской станций уже также были в строю. Таким образом, заработали все 15 атомных блоков.

«30 января 2022 года в 05:45 энергоблок № 4 Ривненской атомной станции подключен к энергосети после завершения среднего планово-предупредительного ремонта и перегрузки ядерного топлива», — сообщили в «Энергоатоме». И добавили: «Впервые за всю историю атомной энергетики Украины „Энергоатом“ работает всеми 15 энергоблоками одновременно».

Впрочем, по поводу «исторического рекорда» в НАЭК все же немного преувеличили. Украинские АЭС уже работали 15 блоками в отдельные периоды, в частности в 2007 году.

Но это не единственный вопрос по поводу «рекорда».

Во-первых, неясно, почему полное включение запустили именно сейчас, когда нет особых морозов и потребление невысокое. «14 блоков было бы вполне достаточно», — говорит Корольчук.

Во-вторых, непонятно, куда теперь будут девать «лишнюю» электроэнергию.

«Атомная генерация работает ровным графиком, то есть ее нельзя выключить на ночь, когда падает потребление. У нас нет экспорта электроэнергии, который бы позволил снять эту проблему. То есть, по всей видимости, „Энергоатом“ будет работать по уже опробованной схеме — не выключать блоки, а просто снижать их мощность. По-хорошему, в случае необходимости нужно выключать атомный блок и подключать блоки ТЭС. Но сейчас балансировать систему таким образом непросто, так как на тепловых станциях мало угля.

Формально снижение мощности атомных блоков возможно, и такое уже практиковалось в прошлые годы. Но, как заявлял тогда экс-глава НАЭК Недашковский, ограничение мощности чревато быстрым износом блоков. В свое время „Энергоатом“ за счет таких экспериментов уже попадал на ремонт блока на 50 млн долларов», — говорит Корольчук.

В-третьих, непонятно, насколько усиленная эксплуатация атомной генерации вообще безопасна.

Тема безопасности и технические нюансы атомных рекордов сейчас широко обсуждаются — как в экспертном сообществе, так и среди обывателей. Последние предсказуемо опасаются разного рода ЧП, и даже вспоминают Чернобыль.

Впрочем, как говорит Корольчук, в плане безопасности усиленная эксплуатация атомки вряд ли чревата проблемами. «Уровень безопасности на АЭС сейчас намного выше, чем в 90-х годах прошлого века. При малейшей угрозе просто срабатывает автоматика, выключая блок. Но вот усиленный износ действительно идет. Дело в том, что время от времени блоки должны останавливать на плановые ремонты, которые за день не делаются. Если в случае срабатывания автоматики просто устранить проблему и запустить блок дальше, он, конечно, еще какое-то время проработает. Но предел запаса прочности все же есть. Объясняя простыми словами, это как с автомобилем, на котором до поры до времени можно ездить, если „что-то стучит“, но рано или поздно его все равно придется загонять на ремонт. Не вышло бы так, что через какое-то время на ремонты будут вынуждены остановить сразу несколько блоков. И за счет чего будут латать „энергетическую дыру“ — непонятно», — говорит Корольчук.

«Блоки изношены, активная эксплуатация дает о себе знать. Даже работа 14 блоками одновременно, как показала практика, чревата аварийными отключениями блоков. В марте 5-6 блоков будут вынуждены остановить на ремонты. Непонятно, как будет справляться энергосистема, особенно если будут морозы», — говорит наш источник на энергорынке.

«Как бы снова не пришлось искать в срочном порядке, где взять электроэнергию, — запрашивать аварийную помощь у Беларуси. Если зиму переживем, в марте-апреле можем остаться без электричества, когда несколько блоков одновременно выведут в ремонты», — добавил Попенко.

В-четвертых, неясно, сколько, собственно, продлится нынешний рекорд. «Это рулетка. Могут быть аварийные отключения и „выпадение“ блоков», — отмечает Корольчук. А так как аварийное отключение предусмотреть невозможно, энергосистема постоянно «на взводе» — непонятно, чего ждать завтра, и не придется ли снова обращаться за аварийной помощью к соседям.

«Политическое включение»

Такое обилие нюансов вызывает резонный вопрос — а зачем нам вообще «атомный рекорд», то есть так ли уж необходимо было включать все 15 блоков?

«Рынок был дефицитным, то есть возникла потребность в дополнительной мощности. Но дефицит спровоцировали аварийные отключения блоков. Морозов сейчас нет, потребление не такое высокое, чтобы запускать атомку на полную. Тем более что все равно идет ограничение по мощности на ряде атомных блоков.

Так что запуск всех 15 блоков одновременно, это скорее политическое решение, чем реальная потребность рынка», — говорит Корольчук.

Есть и еще одна версия. Якобы атомную генерацию усиленно эксплуатируют, чтобы выжечь как можно больше ядерного топлива. «Это может быть попытка угодить Westinghouse, которая поставляет нам топливо. Нюансов договоренностей никто толком не знает, но есть информация, что дальнейшие поставки связаны с оставшимися запасами. То есть, пока на АЭС есть 150% топлива от потребностей, закупки не ведутся, а если, к примеру, 149%, можно снова покупать», — отмечает Корольчук.

Что значит отключение Украины от ОЭС и будет ли блэкаут?

Не исключено, что запуск всех 15 блоков связан и с готовящимся тестированием нашей энергосистемы в рамках подготовки к синхронизации с европейской энергосистемой. Мы уже писали, что украинская энергосистема должна будет отсоединиться от России и Беларуси и три дня работать в автономном режиме.

Выступая в парламенте, премьер-министр денис Шмыгаль заявлял, что тестирование работы в изолированном режиме будет в феврале. Но точные даты не назвал.

Ранее Украина уже получила согласие на временное отсоединение от России.

Причем, как рассказывал наш источник на энергорынке, в России отключение согласовали «подозрительно быстро».

«Автономный режим работы нашей энергосистемы означает, что не будет перетоков из России и Беларуси, которые сейчас идут постоянно. Плюс невозможность запросить аварийную помощь. Но технически нам будет очень сложно сбалансировать систему — тут вопрос поддержания нужной частоты. Сейчас в балансировке участвуют мощные генераторы российских АЭС. Возможно, три дня как-то продержимся. Но уже обсуждаются версии, что с присоединением обратно к ОЭС могут быть проблемы, так как тоже понадобятся согласования. Долго работать автономно наша энергосистема не сможет, в Европе нас пока тоже не ждут, поэтому могут быть проблемы — аварийные отключения вплоть до сегментарных блэкаутов», — говорит наш источник.

«Если учесть еще и проблемы с углем и газом, есть риски, что наша энергосистема может попросту развалиться на отдельные островки — города, которые находятся вблизи крупных энергообъектов еще могут рассчитывать на свет и отопление, остальным же придется туго», — говорит экономист Алексей Кущ.

Впрочем, Корольчук считает, что страхи несколько преувеличены. «Вряд ли нас не пустят обратно в объединенную энергосистему. Скорее сами вовремя не включимся, и можно будет все списать на происки врагов», — иронизирует он.

Но вот тот факт, что февраль может стать сложным месяцем для энергорынка, Корольчук не исключает.

«Запасов угля очень мало (по данным „Укрэнерго“ на 27 января — 662 тысячи тонн). Если будут сильные морозы, их хватит в лучшем случае на 10-14 дней. 10 кораблей с углем, которые, как анонсировали власти, идут в Украину, это еще порядка 600 тысяч тонн, то есть протянем еще какое-то время. Если будут еще и аварийные выключения атомных блоков, то не исключаю, что начнутся плановые ограничения промышленности и населения. Собственно, электричество уже активно выключают под видом плановых ремонтов, хотя особо активно их зимой обычно не делают. Также люди жалуются на низкое напряжение в сети, что дают две фазы вместо трех и т.д.», — говорит Корольчук.

В тему: Спасти нерядового Галущенко

Евросоюз забанил «Белоруснефть», но белорусская «Сервис Ойл» выиграла важные торги «Укргаздобычи» на 2 млрд

Беларусь, Арахамия, транзит: как «прокладка» из ОАЭ зарабатывает 40% маржи на поставках э/э в Украину

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, Facebook, CONT, VK и ЯндексДзен — только досье, биографии и компромат на украинских чиновников, бизнесменов, политиков из рубрики СКЛЕП!

Добавить комментарий