Александр Лещинский: подгоревший бизнес хлебобулочного олигарха. ЧАСТЬ 1

Александр Лещинский, Lauffer, досье, биография, компромат,

Александр Лещинский

Некогда один из богатейших олигархов Украины теперь относится к тем «героям былых времен», от которых не осталось даже имен. Ведь если сегодня кто и вспоминает Александра Лещинского, то либо в контексте убийств Евгения Щербаня и Игоря Александрова, либо в связи с многомиллиардными долгами, доводящих до банкротства его предприятия. А всё потому, что он давно скрывается за границей и от своих кредиторов, и от неудобных вопросов журналистов, и от украинских правоохранительных органов.

Лещинский настолько боится нежелательных встреч, что когда однажды его всё-таки разыскал во Франции один из кредиторов, чтобы спросить с него старый должок, то он в страхе бежал в Марокко, где на целый год схоронился среди туарегов. По этой же причине Лещинский уже давным-давно не общается напрямую с прессой, а потому в интернете можно найти лишь пару его старых фотографий и ни одного видео. И всё же он продолжает привычную роскошную жизнь, у него теперь новая жена, обожающая тусовки и дорогие подарки, и на всё это он тратит большие деньги. Те самые деньги, которые он назанимал в долг под залог «прихватизированных» украинских предприятий, которые он годами вытягивал из украинцев, закладывая свой доход в каждую буханку проданного им хлеба…

Пусть к успеху

Лещинский Александр Олегович родился 2 марта 1964 года в Днепропетровске (ныне Днепр), в обеспеченной еврейской семье. Его папа Олег Леонидович Лещинский в советское время дослужился до начальника шахтостроительного управления в Донецке, куда они переехали всей семьей, поэтому имел хороший доход и большие знакомства. Потом, уже в эпоху украинской независимости, Олег Леонидович стал членом попечительского совета еврейской общины Днепропетровска — вместе с такими известными людьми, как Геннадий Боголюбов и Игорь Коломойский, Виктор Пинчук, Геннадий Корбан, Александр Дубилет, Михаил Киперман и др. «Духовным окормлением» общины занимается «Хабад» под руководством главного раввина города Шмуэля Каминецкого.

В биографии Александра Лещинского указывается, что с 1981 по 1989 год он якобы учился (с перерывом на службу в армии) в Донецком политехническом институте по специальности «горная электромеханика». В реальности личного дела бывшего студента Лещинского в этом вузе нет — а ведь его специально искали еще до событий 2014 года! Потому что Лещинский его не только не закончил, но и вообще там практически не учился, лишь поступил – о чем свидетельствуют его старые знакомые. «Вуз Саша не окончил, но его эрудиции и скорости мышления хватит на три диплома», — рассказывали они о нем с уважением и заметным страхом.

Ну, еще бы не опасаться человека, много лет являвшегося компаньоном Ахметова и причастного к самим резонансным убийствам 90-х! Хотя, по их же словам, Александр Лещинский всегда добивался своего не грубой силой, а умением настойчиво и безапелляционно убеждать, влезая в мозг и душу, «давил базаром». Впрочем, они не уточняли, как он поступал с теми, на кого не действовали его «гипнотические чары».

А теперь о том, как «пацан шел к успеху» на самом деле. После окончания школы в 1981-м, под давлением отца, Лещинский действительно поступал в институт — чтобы потом, так сказать, продолжить семейную династию шахтерских начальников. Но попытка оказалась неудачной, даже при всем покровительстве его отца, и Лещинский временно устроился бетонщиком на опытно-экспериментальной базе донецкого «ПромстройНИИпроект», откуда в 1982-м «загудел в войска». После службы в армии он вернулся домой в Донецк, и в 1984-м оформился простым электрослесарем в Управлении № 4 треста «Донецкшахтопроходка». По информации источников Skelet.Info, в то самое, которым руководил его отец.

Возможно, первые год-два он действительно работал электрослесарем, может быть даже пытался снова поступить в институт – однако в рабочей спецовке или с учебником в руке его тогда никто не видел. Зато помнят, как Саша Лещинский открыл мастерскую по переплету книг: сам он, конечно, только искал клиентов. А затем началась эпоха кооперации, следом грянул тотальный дефицит, и Лещинский увлекся бизнесом. Его вспоминают как завсегдатая донецкого кафе «Театральное», где во второй половине 80-х «тусили» криминальные элементы, золотая молодежь, фарцовщики, спекулянты дефицитными продуктами, всевозможные комбинаторы – в общем, будущая бизнес-элита Донецка. Там Лещинский заводил полезные деловые знакомства, разрабатывал схемы, подбивал итоги удачных сделок, и вообще чувствовал себя как дома. «Он нередко сам становился за барную стойку и варил для всей компании кофе», — вспоминали его друзья.

В бизнес он пришел не с улицы. В то время шахты переходили на самоуправление, обрастали кооперативами и СП. Олег Леонидович Лещинский не остался в стороне, и использовал ресурсы своего шахтостроительного управления для выгодных сделок и махинаций. О первых схемах отца и сына Лещинских история умалчивает, а вот летом 1989-го Лещинский стал руководителем отдела молодежного кооперативного объединения «Иллюзион», что отмечено в его биографии. Это объединение, имевшее даже собственный зарегистрированный торговый знак, было создано при поддержке донецких чиновников и директоров. И управляли им не лихие парни из шахтерских поселков, а комсомольские вожди и сыночки начальников – хотя потом, с начала 90-х, они уже прочно срослись с местным криминалом (а также милицией и прокуратурой). Неизвестно, пристроил ли его туда папочка или его новый старший компаньон Евгений Щербань. Но это демонстрирует, что Лещинский уже тогда начинал не рядовым кооператором, и размах его бизнеса был широкий. В 1990-м Лещинский даже надолго выехал за границу «для изучения мирового опыта организации производства продуктов питания», якобы по приглашению американской фирмы «Нью дженерейшин». На самом деле, если она имела какое-то отношение к Америке, то лишь косвенное: в 90-х в СССР, а потом в СНГ возникло немало фирм с таким названием, которые занимались торговлей ширпотребом, продуктами и алкоголем, а также пошивом разных «тряпок». В лучшем случае это были СП, то есть в числе их учредителей входил гражданин США или европейской страны – как правило, недавно эмигрировавший из СССР.

Александр Лещинский: подгоревший бизнес хлебобулочного олигарха

Евгений Щербань

Именно Евгений Щербань был тем человеком, который сделал из молодого кооператора Лещинского водочного и хлебобулочного олигарха. Щербань сам начал с того, что, будучи замдиректора по сбыту (а не по производству, как он утверждал потом) шахты «Кировская», он организовал прибыльные схемы по перепродаже (спекуляции) дефицитными продуктами. Причем, дефицитными она зачастую становились именно потому, что такие как Щербань и Лещинский скупали их еще на базах – и такое в конце 80-х творилось уже по всему Союзу. Отношения Щербаня с Лещинским-отцом так и остались тайной прошлого, потому что Олег Леонидович сам в бизнесе старался не светиться. Но, по информации источников Skelet.Info, именно с деловой дружбы директора шахтостроительного управления и замдиректора шахты по сбыту начался совместный хлебо-водочный бизнес Евгений Щербаня и Александра Лещинского.

Хлеб, водка и кровь

Сахарные схемы в Украине успешно работали до 1994-го года, пока потребители не наелись его до изжоги, и не запасли по мешку в кладовой. И перед операторами этих схем возникла проблема, куда десятки тысяч тонн нераспроданных излишков и как в дальнейшем извлекать выгоду из сотрудничества с сахарными заводами? Кто-то, как Борис Колесников или отец и сын Порошенко, занялись кондитерским бизнесом. А другие, в том числе Евгений Щербань, создали схемы переработки сахарной мелисы и зерна в «левый» неучтенный спирт, который затем превращался в водку – на ура расходившуюся в лихие 90-е. Заниматься водочным бизнесом он поставил Александра Лещинского. Известно, что одним из ключевых предприятий этого бизнеса был Мариупольский ликеро-водочный завод, руководить которым Лещинский назначил Александра Харта. Интересно, что потом Харт был директором купленного Лещинским ОАО «Мариупольский рыбоконсервный комбинат», затем возглавлял одно из фирм Юрия Иванющенко, а в 2011-м стараниями Андрея Клюева его сделали генеральным директором ГП «Укрспирт».

Александр Харт, Лещинский

Александр Харт

Помимо выпивки, Александр Лещинский в 90-х занимался и закуской – прибрав к рукам мясокомбинаты в Макеевке и Красноармейске (Покровске), «Донмясопром» и Гайсинский консервный завод. Но наибольший размах его бизнес приобрел в сфере производства хлеба, за что он и был прозван «хлебобулочным олигархом». Нужно отметить, что массовую экспансию на рынок хлеба Лещинский совершал дважды. Сначала в середине 90-х, в партнерстве с Евгением Щербанем, он скупал хлебозаводы в Донецкой области. Интересно, что тогда же хлебным бизнесом занялся и областной прокурор Геннадий Васильев, хотя он начинал с меньшего – с «отжима» частных пекарен. Ну и чтобы было что, так сказать, намазать на хлеб, Лещинский взял под свой контроль донецкое ЗАО «Марг-Вест» (одних крупнейших производителей маргарина) и Славянский масложиркомбинат «Славолию» (окончательно куплен Лещинским в 2005).

Сообщалось, что через свою корпорацию «Укринтерпродукт» Лещинский в 90-х контролировал 30 одних только зерноперерабатывающих предприятий, плюс ещё около 20 пищевых и консервных фабрик, молокозаводов. Но вот какая во всем этом была его доля собственности? Ведь Лещинский был тогда лишь младшим бизнес-партнером Евгения Щербаня, а тот, в свою очередь, был вынужден впустить в свой бизнес не только прокурорскую мафию Васильева, но и стремительно крепнувшего криминального олигарха Рината Ахметова.

3 ноября 1996 года Евгений Щербань был убит в аэропорту Донецка, а его бизнес-империя развалилась, растаскиваемая компаньонами и наследниками. Как писали СМИ, Лещинский с Ахметовым разделили активы полюбовно: первый оставил за собою значительную часть продовольственных предприятий, а второй забрал топливные и промышленные, но в некоторых сохранились их общие доли (контролировались Ахметовым через АО «Данко» и «Embrol Ukraine»). Более чем превосходные отношения у Лещинского сложились и с областной прокуратурой — то есть он тоже полюбовно порешал все вопросы с Геннадием Васильевым, пытавшимся тогда стать областным хлебным князьком. То есть получилось так, что без Щербаня им всем стало только лучше, он им только мешал! Что наводит нас на определенные размышления…

А ведь это была не единственная смерть, связанная с Лещинским. Конечно, об убийствах нескольких директоров предприятий и владельцев фирм, не поддававшихся «силе убеждений» Лещинского, все давно позабыли. Но вот гибель Игоря Александрова, ставшей вторым резонансным убийством журналиста в Украине (после Гонгадзе), будут помнить еще долго – тем более, что скоро исполнится ровно 20 лет этой чудовищной трагедии.

Всё началось еще во время избирательной компании 1998 года, когда Александр Лещинский баллотировался по 58-му округу в Славянске. Ему удалось подкупить местных чиновников и местные газеты, которые стали дружно петь ему такие слащавые и в то же время тупые дифирамбы, что от них просто уши сворачивались в трубочку.

Александр Лещинский выборы

Из предвыборной агитации 1998 года

Тем не менее, на местной ТРК «Тор» Лещинскому в пояс не кланялись, даже напротив. Был ли её главный редактор Игорь Александров принципиальным борцом-одиночкой, или же его использовали люди, конфликтовавшие с Лещинским и известными нам донецкими кланами, а может быть это был личный конфликт (Лещинский планировал купить телекомпанию), мы теперь вряд ли узнаем. Впрочем, это и неважно, ведь какая разница по какой причине Александров вскрывал факты ужасающей коррупции и уголовщины, царившей в области! И вот, в одной из передач, он назвал Лещинского «водочным королем Донбасса» и отметил, что тот способствует спаиванию жителей региона. Буквально через несколько дней на Александрова было открыто уголовное дело по статье за клевету, которое курировал лично прокурор Славянска Юрий Ударцов. Интересно, что, как оказалось впоследствии, сам Лещинский соответствующего заявления то ли не подавал вовсе, то ли потом тихо забрал, пытаясь исключить себя из разгоравшегося конфликта, длившегося более двух лет. И закончившегося, как всем известно, зверским убийством Александрова 3 июля 2001 года.

Игорь Александров, Лещинский

Игорь Александров

О возможной причастности Лещинского к убийству Александрова говорили много раз. Он и сам понимал, что является одним из основных подозреваемых, поэтому, по словам очевидцев, находился в крайне взволнованном состоянии и даже пытался помочь умирающему Александрову дорогими импортными лекарствами. Бытовало мнение, что Лещинского просто подставили, чтобы заставить его бежать.

Что ж, через некоторое время он именно так и сделал! Сначала Александр Лещинский просто зачастил за границу, а затем и вовсе обосновавшись там. Что именно заставило его уехать из Украины в начале «нулевых», он никому не раскрывал – видимо, причин там было несколько. При этом, что интересно, фактически проживая в Европе и лишь иногда, почти инкогнито наведываясь в Украину, Александр Лещинский умудрялся быть народным депутатом в 2002-2006 г.г. (избирался по 58-му округу) и в 2006-2012 г.г. (покупая проходной место в списке Партии Регионов). Это не осталось незамеченным: например, отсутствие Лещинского на всех пленарных заседаниях 2008 года отметил тогдашний вице-спикер Томенко. Его не видели на заседаниях парламента во втором полугодии 2010-го. А в 2011-м Лещинский стал одним из «призраков Рады»: кто-то пользовался его депутатской карточкой для регистрации и голосования за законопроекты, хотя самого нардепа вживую так и не заметили.

Сергей Варис, для Skelet.Info

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, Facebook, CONT, VK и ЯндексДзен — Только досье, биографии и компромат на украинских чиновников, бизнесменов, политиков из рубрики СКЛЕП!

Александр Лещинский: подгоревший бизнес хлебобулочного олигарха. ЧАСТЬ 1 обновлено: 2 февраля, 2021 автором: creator

Также будет интересно почитать:

Новости партнеров:

Добавить комментарий